Вниз

AQUILONEM: SAUDADE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AQUILONEM: SAUDADE » SONORUS » Квест-предисловие «Приказа верить в чудеса не поступало».


Квест-предисловие «Приказа верить в чудеса не поступало».

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

КВЕСТ «ПРИКАЗА ВЕРИТЬ В ЧУДЕСА НЕ ПОСТУПАЛО».

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ.
Дата/время: пятница, 15 декабря 1978 года; около часа дня.
Погода: -2 градуса по Цельсию, пасмурно, холодный ветер.
Участники:
Пожиратели: Alecto Carrow, Marvin McDougal.
Авроры: Alice Longbottom, Alastor Gumboil.
Члены редакции: Mary-Margaret Vance, Justina Logan.

Как говорил великий дядюшка Сократ, всё тайное становится явным. К сожалению, Министр Магии никогда не слышал слов античного маггловского философа. Как бы старательно министерство не давило на "Ежедневный Пророк", вынуждая умалчивать о военных действиях и потерях, долго так продолжаться не могло. Орден Феникса прекрасно знал, сколько человек они потеряли на поле боя, но каждое утро газета перевирала цифры, и выставляла имена убитых в колонке «без вести пропали». Это настораживало и пугало, не так ли? Но кто открыто сможет высказать в лицо главному редактору о недостоверности предоставляемых в газете фактов? Разве что только сами виновники торжества.
Тёмный Лорд решает, что пришло время выйти из тени. Пришло время стране узнать о своих героях. Пришло время во всеуслышание объявить о магической войне.
Морозным январским утром, возле редакции пророка появляется группа лиц в чёрных плащах и зловещих масках. Незваные гости решительно вламываются внутрь. Используя заклинание задымления им удаётся застать журналистов врасплох и приставить палочки к их вискам прежде, чем те успели бы что-либо предпринять. У них всего одно требование - выпустить экстренный выпуск ЕП с официальным заявлением Волан-де-Морта для жителей магической Британии. В своём заявлении Лорд пишет о том, что он не заинтересован в пролитии чистой крови, приглашая чистокровных волшебников вступить в ряды пс и обещая их семьям защиту.
После пары круциатусов пожиратели выглядели особенно убедительно. Редакции не оставалось ничего, кроме как пойти на поводу у преступников. Однако, кто-то их журналистов проявил недюжинную ловкость и сумел отправить в министерство патронуса. Кажется, с минуты на минуту в редакции появятся авроры. Вот только пожиратели конечно же не в курсе.

ОЧЕРЕДНОСТЬ.
Alice Longbottom
Marvin McDougal
Mary-Margaret Vance- следующий пост
Alecto Carrow
Justina Logan
Alastor Gumboil

0

2

Больше недели оставалось до Рождества, а Алиса уже находилась в предпраздничном настроении. Сидя за рабочим столом, она тихо, чтобы никто не услышал, напевала старую маггловскую рождественскую песню. Простая, незатейливая, но хорошо поднимающая настроение в непогожий день, а он, на удивление, был совершенно спокойным, что редко бывает в последнее время. Лонгботтом давно привыкла к ежедневным встречам с тёмными магами, особенно с пожирателями. Но их не было. Поправочка - для Министерства их не было, но они существовали, потому что Алиса их видела, потому что она ощущала боль от их заклинаний, потому что видела, как течёт кровь, которая может стать большой багровой рекой, если так будет продолжаться дальше. Но сладкая ложь была лучше горькой правды. И вот сейчас, сидя в душном помещении, аврор заполняла годовую отчётность. Алиса никогда не любила всю это бюрократию, но, пожалуй, этот минус, с которым можно смириться. Нельзя было только смириться с тем, что вся масштабность грядущей бури упрямо замалчивалась. Об этом будут знать лишь высшие министерские чины. Лис так не могла: после сотого дела ей уже хотелось кричать, что это не просто тёмный маг - это настоящая эпидемия, о которой должны услышать все. Но она всего лишь рядовой сотрудник, поэтому приходилось всё делать молча. Почти. Надо же было отвлечься?
Девушка взглянула на часы, висевшие перед ней на стене. Двадцать минут первого - негласный обеденный перерыв вот-вот закончится, а Алиса, кажется, так и не успеет съесть даже приготовленная ею с утра закуска. Да где же они? Договаривались же, пятнадцать минут, и меняемся. Лонгботтом теперь понимала смысл слов своего школьного знакомого, завсегдатого не только Большого зала, но и кухни: «Нет завтрака – можешь забыть про хороший день».  Лис старалась не думать о еде, но желудок, сожги его румынский дракон, предательски заурчал. Хорошо, что в офисе оставалось всего три человека, и те сидели в разных его частях, поэтому быть пойманной в неловком положении шансов у Алисы мало.
Всё, - тяжело выдохнув, она положила перо в чернильницу и откинулась на спинку кресла. Со всеми бумагами было покончено, а значит, появилось больше времени для обдумывания предстоящего праздника.  Дома лежал целый список с подарками, почти как у Санта Клауса. В прочем, Алисе была по душе эта роль добродушного весёлого старика.  Напротив каждой фамилии уже стояла заветная галочка и подпись «Куплено». Но из каждого правила бывает исключения. У миссис Лонгботтом их два: Френк и Эдгар. Первое исключение предполагает, что у мистера Логботтома эта дата совпадает и с днём рождения, поэтому подарок должен быть вдвойне особенным. Каждый год Алиса выдумывает новую вещь, которую делает своими руками. Со вторым дела обстоят куда серьёзней.  Давняя крепкая дружба с кузеном помогла лучше понять и изучить его симпатии и антипатии. Получение подарков как раз относилось ко вторым, хотя сама девушка не могла объяснить этого. Но надо было как-то выходить из положения, ведь совсем обделять Эдгара вниманием Алисе вовсе не хотелось.
Может быть... Но не успела она додумать, как её внимание привлекла серебристая рысь, прошедшая прямо перед ней. Лис резко развернулась в кресле назад. Патронус (в этом не было сомнений) остановился посреди офиса и произнёс женским голосом, быстро, только четыре слова: "Ежедневный пророк. Пожиратели Смерти."  Но этих слов Алисе хватило, чтобы понять всю суть дела. На редакцию газеты напали последователи Тёмного лорда и явно не с благими намерениями. Лис встала с кресла и, почти перейдя на бег, направилась к главе управления аврората, но долго идти ей не пришлось, так как столкнулась с ним в дверях. Кажется, патронус добрался и до него.
Логботтом и Гамбойл, срочно отправляйтесь в редакцию "Пророка", - окинув взглядом помещение, произнёс он. Я надеюсь, все слышали, что произошло? Если нужно будет подкрепление , пошлёте патронуса. Главное - без самодеятельности. - сказал и ушёл обратно, чему Алиса ничуть не удивилась. За несколько лет работы в аврорате, она привыкла, что большинство руководствуется известной фразой русского писателя: "Краткость - сестра таланта". К чему лишние слова, когда действовать почти всегда приходится молниеносно, порой не задумываясь о последствиях.
Алиса лишь кивнула в ответ главе аврората, и, накинув мантию на плечи, тут же аппарировала к зданию "Ежедневного пророка". Через несколько секунд рядом с ней стоял её напарник.
Готов? - Лис достала палочку из кармана.

+7

3

Приказы Темного Лорда сомнению не подвергаются. Когда-то у Марвина была дурная привычка хорошенько обдумывать каждое поручение, пытаясь понять, почему ему велели сделать именно это и почему именно ему. Он даже, случалось, задавал подобные вопросы своим так называемым коллегам, не совсем понимая, что спрашивать о таком нельзя даже самого себя. Но это было давно, целую вечность назад, а сегодня он помнил, что приказы Темного Лорда сомнению не подвергаются.
Если ты Пожиратель Смерти, то неписаные законы разрешают тебе любые вольности. Например, аппарировать прямиком у здания редакции «Ежедневного пророка» посреди бела дня, с решительным намерением бесцеремонно вломиться внутрь. Если ты Пожиратель Смерти, то эффект внезапности очень важен и не стоит им пренебрегать. Именно так думал Марвин, когда одновременно с тихим хлопком аппарации он оказался перед главным входом в редакцию в окружении своих соратников. Сейчас их было не отличить друг от друга – черные мантии, серебристые маски и волшебные палочки, крепко сжатые в напряженных руках. Только если присмотреться, то можно было уловить различия в росте, телосложении, внешнем виде волшебных палочек. Отличалась обувь и какие-то отдельные детали в одежде. Сам Марвин выделялся перчатками из драконьей кожи – последнее время у него постоянно потели ладони – и в жару нападения, и в холод выжидания. Рука от этого скользила и пару раз чуть его не подвела. Сейчас ему казалось, что стоит только оголить руки, как от ладоней потянет паром, хотя воздух был не так уж холоден, только резкий ветер едва ли не пробирал до костей. Марвин на одно только мгновение поднял взгляд к неприветливому жемчужно-серому небу, и в который раз холодная сталь маски, благодаря которой окружающий мир становился таким обманчиво далеким, показалась ему тюрьмой.
А потом кто-то использовал заклятие задымления, и медлить было нельзя. Действие этого заклятия весьма непродолжительное, потому Пожиратели одновременно, словно по команде, рванули вперед, толкая двери редакции, врываясь внутрь помещения незваными гостями. Сейчас они походили на один организм, одну машину, один голос, один дух. Возможно, именно благодаря этой слаженности все они дожили до этого дня и, более того, могли жить своими простыми скучными жизнями, состоящими из работы-семьи-увлечений, стоило им только снять свои серебристые маски.
«Я не смог бы повернуть, даже если бы захотел», – почему-то подумал Марвин. – «Я не смог бы выбраться отсюда».
Все изначально шло очень гладко, а потому не было ничего удивительного в том, что сотрудники «Ежедневного пророка» даже предпринять ничего не успели прежде, чем Пожиратели направили на них волшебные палочки, явно намереваясь причинить ощутимый вред каждому, кто посмеет оказать сопротивление. И Марвин выставил руку вперед, направляя свою волшебную палочку куда-то вперед, но не на кого-то конкретного. Он подумал о том, что здесь запросто может оказаться кто-то, кого он знает лично. Он водил знакомство с несколькими сотрудниками «Ежедневного пророка», но одернул самого себя, когда понял, что пытается найти их лица. Ведь не имеет никакого значения, знает он этих людей или нет. Он все равно будет обязан причинить им боль, если они вынудят его. Он даже будет обязан собственноручно убить их, если до этого дойдет. Впрочем, он надеялся на то, что все это не зайдет настолько далеко. В конце концов, это поручение являлось относительно мирным и сегодня Пожиратели не планировали идти в нападение. Они всего-то должны были передать одно-единственное сообщение. И они должны были быть убедительны.
Что здесь происходит? – вскакивая, заорал какой-то журналист – и осекся, когда волшебная палочка Марвина застыла в дюйме от его горла.
Все смолкли. Абсолютная тишина повисла в помещении, обычно наполненном звуками скрипящего по пергаменту пера, голосами переговаривающихся между собой коллег, шорохом бумаг, щелчками кнопок печатных машинок и еще неизвестно чем. Марвину очень ясно представлялись именно эти звуки, хотя он никогда не был ни в одной из немногочисленных редакций магической Великобритании и понятия не имел, каким образом там происходит рабочий процесс. Он стоял, застыв, не отводя палочки от худой шеи журналиста. Тот отвел свои маленькие темные глаза и сглотнул. Он больше не казался таким храбрым и возмущенным, как всего тридцать секунд назад. Марвин отступил, нарочито медленно отводя палочку в сторону. Отмечая, как плечи журналиста расслабились и поникли, а ладони будто бы непроизвольно сжались в кулаки. И Марвин сам не понял, зачем он дальше сделал то, что сделал.
Круцио! – негромко выкрикнул он, вновь направив волшебную палочку на человека перед собой. Красная вспышка заклятия ударила в грудь журналиста, и он хрипло выдохнул, а потом сделал один шаг вперед, падая на колени и упираясь руками о дощатый пол. Его черные зрачки расширились, поглотив полностью весь темно-карий хрусталик, превращая взгляд в одну сплошную  темную бездну. Как же все это было знакомо. Сколько уже раз Марвин наблюдал за подобным зрелищем, в большинстве случаев будучи просто наблюдателем со стороны, а не чьим-то личным палачом. Он не получал от чужой боли садистского удовольствия – он просто делал то, что считал нужным, причем так же безлично, как и многое другое из того, что ему приходилось делать. Он не хочет поднимать лишний шум и потому в тот момент, когда становится понятно, что выдержка журналиста подходит к своему концу, и тот вот-вот закричит не своим голосом, Марвин прекращает действие заклинания, вновь отступая назад.
Следующего, кто произнесет слово без разрешения, я убью на месте, – сказал он так просто и обыденно, будто бы о погоде рассказывал. Голос, прозвучавший из-за серебристой маски, принадлежал не ему, а был приобретен при помощи простейшего заклинания. Все как обычно. Только на этот раз голос получился высоким, в широком диапазоне силы, тональности и высоты. Марвину он совсем не нравился, но делать было нечего, иногда даже простейшие заклинания дают сбой.
Если вы сделаете все так, как мы вам скажем, то никто не пострадает, – медленно проговорил Марвин, всматриваясь в лица журналистов. Раз уж он заговорил первым, то приходилось брать инициативу на себя, хотя ему и не очень -то этого хотелось. – Вы должны выпустить экстренный выпуск, в котором вы напечатаете обращение Темного Лорда к магическому обществу. Только и всего.
Марвин сделал паузу, наблюдая за реакцией сотрудников редакции и давая своим соратникам возможность заговорить. Он очень сомневался в том, что кто-то окажется достаточно безрассудным для того, что пойти наперекор последователям Того-Кого-Нельзя-Называть. Все это поручение изначально казалось очень простым, почти элементарным. Потому Марвин привычно напрягся, как и в любой другой ситуации, в которой все было слишком просто на первый взгляд. Его не оставляло ощущение того, что в следующий момент все пойдет наперекосяк и такая слаженная операция позорно провалится. Но он не видел подвоха. Пока что.

+7

4

та-даам, впервые за долгое время пишу от третьего лица. тапками не кидаться

Мэри-Маргарет всегда несказанно везло. Она умудрялась вляпываться в такие неприятности, что ни в сказке сказать, ни матом сформулировать. Но ей всегда удавалось как-то выживать. И вот сегодня, 15 декабря, мисс Вэнс опоздала на работу из-за того, что покупала родителям и сестре подарки на Рождество и Новый Год. Кто же мог предположить, что именно в этот день не редакцию "Ежедневного Пророка" нападут Пожиратели Смерти? Как ни в чем не бывало, Мэри-Маргарет зашла в здание и по коридору направилась в ту просторную комнату, где находилось ее рабочее место. И тут она услышала, как кто-то использует заклятие Круциатус. За ним последовал пронзительный крик, заставивший Мэри-Маргарет зажмуриться. Итак, что же делать в подобной ситуации? Сначала все-таки что-то делать, а потом думать? Или же наоборот? Главное не позволять панике взять верх надо мной, - мелькнуло в голове девушки. Самое хорошее - это ведь сделать то, что первое пришло в голову. А в темную кудрявую голову Мэри-Маргарет пришла мысль о том, чтобы послать патронус в Аврорат. Можно, было бы, конечно, попробовать выбраться из здания с той же легкостью, с которой она туда зашла, но Мэри-Маргарет была убеждена, что ее присутствие там необходимо. Итак, какое же хорошее воспоминаний выбрать?  Пусть будет...первая поездка в Будапешт. Вэнс сделала глубокий вдох и попробовала наполнить себя этим воспоминанием. Морозный воздух, это было в январе. Огромное здание парламента, корка льда на Дунае. Запах какао.
- Экспекто Патронум, - шепотом произнесла Мэри-Маргарет и внезапно из палочки появилась серебристая рысь, которая, если заклинание правильно сработает, должна была сказать четыре слова, которые заставили бы лучшие силы аврората примчаться сюда. Четыре простых слова: Ежедневный пророк. Пожиратели Смерти. Рысь убежала по воздуху прочь из здания редакции, а Мэри-Маргарет, сделав еще один глубокий вдох, толкнула дверь в редакцию как раа на тот моменте, когда один из Пожирателей говорил, что им нужно от журналистов. Девушка подняла руки вверх, так делают герои в маггловских фильмах, когда на них направляют ствол.
- Тихо, спокойно, господа и...возможно, дамы, я пришла с миром. Ох, простите мои манеры, мало того что опоздала на переговоры, так еще и  забыла представиться. Мэри-Маргарет Вэнс, репортер Ежедневного пророка. И, видимо, вы все-таки по мою душу, да? Потому что ваш разговор со стажерами ни к чему не приведет. Это мои статьи печатают, так что все вопросы ко мне.
Мэри-Маргарет надеялась, что таким образом она сможет перевести все их внимание на себя. К стажерам девушка относилась с некой заботой, считала их детьми, а, соответственно, даже сейчас старалась оберегать. Итак, буду клоуном в этом цирке, надо потянуть время.
- Я тут слышала, что вы хотите написать обращение от лица Темного Лорда? Довольно мудрый шаг, особенно если учитывать, как в последнее время скрывается правда. Но для написания мне нужна четко сформулированная речь. Сами понимаете, негоже будет ненароком исковеркать слова вашего начальства. Плюс нужно какое-то время на печать, у нас дефицит газетных чернил. И было бы шикарно, если бы можно было сфотографировать кого-нибудь из вас. Прямо вот так, в серебряной маске. Поверьте, это привлечет внимание читателей, это, собственно говоря, главная функция фотографий в газете, и сразу же будет понятна серьезность ваших намерений. Но вам придется какое-то время подождать.

Отредактировано Mary-Margaret Vance (2013-02-01 20:35:58)

+7

5

Если кто-то воспринимал приказ Темного Лорда лишь как работу, видел в этом лишь перспективы выслужиться, то Алекто находила в этом все новые и новые возможности развлечься и искренне жалела, что рядом нет Амикуса - он бы понял. Они бы устроили здесь свою собственную песочницу и играли бы вдоволь. Взволнованная улыбка не исчезала с губ, и, казалось, перекочевала на маску, исказив и без того устрашающие черты. Кэрроу еле сдерживалась от того, чтобы не запрыгать, не завизжать от радости, как маленький ребенок, вместе с остальными скользила к заветной цели, держала наготове палочку. Она бы с удовольствием обменялась парой слов с кем-нибудь из их компании, будь у них на то время и желание, но - спокойно, девочка, молчи, скоро наговоришься вдоволь.
– Следующего, кто произнесет слово без разрешения, я убью на месте.
Расценив слова МакДугала как сигнал к действию, Алекто, по-прежнему сладко улыбаясь (и все равно, что этого никто не видит) направила палочку на одного из бумагомарак, как называл их ее дядя, не забывая оглядываться по сторонам, думая, как бы поступил Амикус, более благоразумный из их дуэта, тот, который мог предугадать варианты возможного развития событий, если все пойдет наперекосяк...бросьте, что в этом вообще может быть не так?
Все.
И от этого улыбка из довольной превращалась в взволнованную, а сердце билось в радостном предвкушении чего-то...как минимум кровавого. Алекто любила неожиданности, но...все же лучше, когда ты хоть немножко к ним готов.
Она среагировала тут же, стоило девушке начать говорить - резко повернулась к той, и палочка, как стрелка компаса на север, нацелилась на журналистку, ожидая подвоха в любой момент, а он был, он определенно был, еще бы знать какой. Кэрроу с радостью бы превратила ее в пепел и развеяла по ветру, сожгла бы вместе со всей улицей, где располагалась редацкия, потому что что-то в ней не так, в этой девушке, которая с такой уверенностью говорит, будто и не боится вовсе. Звериное чутье, иначе это и не назовешь, и в данный момент Алекто приходилось сдерживать звериное желание растерзать всех и каждого, порвать на мелкие кусочки, потому что, знаете, Темному Лорду это не понравится. С другой стороны...вряд ли кто-то сможет умолчать о зверском истреблении всего персонала редакции "Ежедневного пророка", вряд ли их припишут к пропавшим без вести, вряд ли дело удастся замять.
- Мисс, - детским голоском протянула Алекто, - Темный Лорд не любит ждать. Но, если вы так просите... - она перевела палочку обратно, на одного из журналистов, впрочем, сама не обернулась, в упор глядя на дерзкую девчонку.
- Круцио, - дикий крик боли так сильно контрастировал с ее шепотом, что Кэрроу невольно зажмурилась на мгновение. Тем не менее, ей было весело. Она откровенно наслаждалась этой ситуацией.
- Каждая минута промедления может стоить им... - девушка пожала плечами, - жизни, вы знаете, какое заклятие последует за этим, - да, она перегнула палку, наверное, но хозяин знал, кого посылает, знал, на что она способна, знал, что остановиться вовремя она не может, что это выше ее сил. Кто-то предостерегающе шикнул на Кэрроу, но она проигнорировала это, - а мы же хотим вернуться домой живыми и...возможно, здоровыми, не так ли?
Наглая ложь. Алекто вовсе не хотела, чтобы кто-нибудь вышел отсюда живым, хотя это она пережить сможет, так уж и быть.

проститезаэто
я того этого...увлеклась, кажется *рукалицо*

Отредактировано Alecto Carrow (2013-02-02 14:45:17)

+8

6

- Ты делаешь успехи, Логан! Сегодня десять минут, а не пятнадцать! - это было первым, что услышала Джастина, влетев в один из кабинетов редакции Ежедневного Пророка, где сидели парочка редакторов не самого высокого звена и несколько стажеров.
Девушка улыбнулась, что, вроде как, означало самые что ни на есть искренние извинения и раскаяние. Она не могла не опаздывать, это было словно неотъемлемой частью ее "я", и причину этому Джас сама найти была не в силах. Поэтому оставались лишь многочисленные "простите-извините". Вернее, сначала это были "простите-извините", потом, когда все свыклись с мыслью об опозданиях Джастины, та стала ограничиваться улыбкой, под которой, как все прекрасно понимали, подразумевается "миллиарды-извинений-больше-никогда-никогда-так-не-буду". В общем-то, ей все сходило с рук. Пятнадцать минут - ну в чем криминал? Но загвоздка была в том, что эта одна из таких мелочей, которые в сумме складывали о ней мнение. И правда была в том, что, хоть сотрудники и заявляли в один голос, что Джасти "способная, талантливая и сообразительная", все равно та оставалась на позиции стажера уже несколько месяцев. Прогресс был,  это отмечали. Однако собранности, организованности и серьезности Логан все равно не хватало, это было фактом.
Между тем, в редакции все шло своим чередом. Все как обычно - кто-то допивает утренний кофе, кто-то оживленно беседует о насущных проблемах, ну а кто-то с ногами ушел в работу. Ничего не предвещало беды, нет, на самом деле. Среднестатистический день. Тем не менее, до своего законного рабочего места Джастина так и не дошла... Вот, знаете, девушку многому успели научить в редакции за те несколько месяцев, что она тут провела. Но вот как вести себя, когда стайка Пожирателей Смерти влетает сюда, как-то не подсказали. Видимо, случай беспрецедентный, что ж, бывает.
Джас не двигалась. Лишь скрестила руки на груди и одной из них нащупала во внутреннем кармане пальто волшебную палочку. Доставать ее было бы самоубийством, но само физическое ощущение оной предавало какую-то уверенность. Хотя о какой уверенности может идти речь, когда перед тобой психи в идиотских масках, которые швыряют направо и налево непростительными заклинаниями? Девушку всю передергивало от этого зрелища. Будь она только опытным, сильным аврором, вот она бы тут устроила! Хотя вообще-то в просьбе этих товарищей не было ничего такого. Пусть народ на самом деле знает, с чем обращается к ним этот подозрительный тип, которого по неким космическим причинам мироздания именуют Лордом.
Было приказано молчать и не открывать рот без разрешения. И что, простите? То, что на тебя в упор смотрит эта самая идиотская маска, можно считать разрешением? Во всяком случае, Логан явно казалось, что от нее чего-то ждут, потому промолчать она не смогла. Ну а что, так вот стоять и пялться на него, как баран на новые вороты?
- Пройдет еще, по крайней мере, пару лет, прежде чем вы сможете обращаться ко мне с подобной просьбой - пожав плечами, крайне вежливо сообщила Джастина, намекая на то, что полноценным журналистом она не была и печатали ее разве что в ее снах - единственное, чем я могу помочь на данном этапе, это предложить вам чашку чая, раз мы уж тут все равно вынуждены ждать.
Не то, чтобы она тут выполняла обязанности секретарши, но частенько сама напрашивалась на подобные поручения, чтобы откосить от более серьезных заданий. Однако вскоре ее стратегию стали понимать и все эта чайно-кофейная эпопею свелась к минимуму. В любом случае, неизвестно, как бы повлияла на жизнь Джастины ее реплика, и на жизнь ли... Но вовремя вмешалась Мари-Маргарет Вэнс - талантливый репортер и просто прекрасная девушка, которая, на взгляд Логан, все очень даже миленько разрулила. Однако масочно-плащевому братству так явно не казалось. Снова Круцио, снова угрозы... Где, черт возьми орхана? Ну, или что-то подобное. Какая-то служба безопасности должна же присутствовать в этой газете!

Отредактировано Justina Logan (2013-02-03 15:01:31)

+8

7

Бумажная работа не доставляла Аластору ни неудобств, ни радостей, а относилась к так называемой категории «надо сделать, иначе получишь строгий выговор». Иногда рассматривалась как возможность отдохнуть после утомительного дежурства, набраться сил для следующего. Впрочем, экстренные случаи никто не отменял. Глядя на материализовавшийся посреди отдела патронус, Аластор хмурил брови, «чего ещё этим пожирателям приспичило». Их вечная игра в войну за власть начинала порядком надоедать, ещё больше надоедала реакция Министерства, которое предпочло преступникам подыграть; отчего огромная бюрократическая машина, способная перенести войны с гоблинами, между прочим, весьма масштабные и кровопролитные, не смогла ещё в зародыше задушить кучку повёрнутых на магглоненавистничестве волшебников, Аластор не знал. Догадывался, конечно, что распространение этого пожирательского движения было сродни борьбе за свои права секс-меньшинств, которые уже пару раз выскакивали на улицы Лондона в этих своих нелепых одёжках.
Аластор поднялся на ноги, одёрнул мантию, следя за Алисой Лонгботтом, которая тут же рванула к начальству, не то сообщить очевидное, не то за получением дальнейших указаний. Аластор стоял чуть поодаль, но и ему кивнули, мол, и ты давай, отправляйся. Аластор в ответ кивнул,со стола схватил палочку и крепко её сжал, готовясь аппарировать. Почему-то подумалось, а нет ли в редакции Мэри-Маргарет, и не её ли это патронус? Больно голос казался знакомым. Честно говоря, стоило узнать, что за защитники у его товарищей, меньше останется времени, сил и причин на пустые раздумья, которые только отвлекают от дела.
Алиса, кажется, была в полной боевой готовности. Аластор всё ещё сжимал палочку в руках, думая, с какой стороны лучше подступиться.
У них точно должен быть чёрный ход, можно попробовать зайти с двух сторон, — отозвался он задумчиво. — Если найдём его быстро. Мантия бы тут сгодилась... — он на всякий случай сунул руку в карман мантии, но, конечно, свёрнутой мантии-невидимки там не было, нужно было идти в управление, получать по предварительному заявлению. А та, что пылится дома, конечно, в самый нужный момент так и осталась дома.
Сам он, конечно, пойдёт с главного, с самого ожидаемого, чтобы получить, если придётся, по всем фронтам, а миссис Лонгботтом дать шанс остаться героем в летописях. Честно говоря, Аластору не особенно хотелось самому снова в Мунго, но тут уж ничего не поделаешь, с Пожирателями особенно не договоришься по этому поводу. Да и шрамы украшают мужчину. Вот женщину — навряд ли. Он старался особенно не шуметь, двигался так неслышно, как это было только возможно. Пожалев, что он в мантии, а не в чём-нибудь менее сковывающем движения, он дошёл до двери, за которой, судя по голосам, и проходило собрание анонимных Пожирателей. Аластор поворочал рукой с палочкой и набрал полную грудь воздуха — рёбра теперь уже вели себя прилично и не хныкали, как было какое-то время назад, после встречи с всё теми же джентльменами в масках и плащах. Можно было попробовать сначала договориться мирно, но, вспомнив лаконичное послание с патронусом, он тут же отбросил эту почти суицидальную мысль. Разговоры разговаривать будут в другом месте, он здесь для работа. Аластор прикинул, когда лучше всего войти, и резко распахнув двери, без приветствия и прочих милых радостей, которыми обычно развлекаются герои маггловского кино, только выцепив уже намётанным взглядом Пожирателей (женщина, мужчина; взял на себя ближайшего — мужчину, как оказалось), произнёс как можно тише, не видя смысла кричать и демонстрировать всем свои далеко идущие планы:
Экспеллиармус! Ступефай!Ограничивался пока малым, надеясь на добычу и приведённого за шкирку в участок живого Пожирателя Смерти, которого можно потрогать, потискать и, конечно, допросить. На любой вкус, как говорится.
Аластор решил, что хотя бы одно из заклинаний должно угодить в цель — но обезоруженный противник тоже лучше, чем ничего.

+5

8

Неожиданно пошёл снег, в совокупности с сильным порывистым ветром не составляющий ничего хорошего. Алиса кивнула в ответ Гамбойлу. Пробраться через чёрный ход – отличная идея, а мысль о мантии-невидимке была куда лучше. Но, кажется, ни у кого из авроров её не было. Логботтом указала рукой вправо и вперёд, тем самым показывая, что она собирается зайти внутрь с другого конца и, дождавшись, когда напарник откроет дверь редакции, направилась в указанном направлении.
Мелкая неприятная морось била в глаза, заставляя женщину жмуриться и прикрывать глаза ладонью. Оказавшись сзади здания, Лис увидела нужную ей дверь, хорошо замаскированную под окно.  Так, третье с левого конца, значит это оно. Оказывается, свежие новости и сплетни не единственная положительная сторона, когда кто-то из твоих родственников работает в «Ежедневном пророке». Джастина!, - Алиса чуть уронила палочку на снег. Как же она могла забыть, что её сестра сегодня должна быть в редакции, ведь именно Логботтом двумя часами ранее будила её, чтобы та опять не опоздала на работу, но младшая Логан как обычно что-то проговорила себе под нос и перевернулась на другой бок.  Какая же я идиотка. Но сейчас было не самое подходящее время для самобичевания, и Лис прекрасно это осознавала. Диссендиум – потайная дверь послушно открылась. Аврор зашла внутрь и тут же сняла мантию, которая в боевой стычке могла только помешать. Как оказалось, не зря она это сделала.
Алиса, будто кошка на охоте, шла бесшумно, осторожно наступая на старый паркет, который от малейшего движения мог неприятно заскрипеть, тем самым выдать аврора пожирателям на блюдечке. Но всё произошло с точностью да наоборот. Противный, режущий звук донёся из-за угла. Пожиратель или сотрудник редакции? Но догадки отпали сами собой, когда перед Лис оказалась фигура в чёрном плаще и серебристой маске. Его палочка уже была направлена на женщину, но аврор была куда быстрее. Инкарцеро, - негромко произнесла она. Созданные из воздуха, но вместе с тем прочные верёвки крепко связали руки и ноги пожирателя, который только набрал в грудь воздуха, чтобы произнести заклинание. Петрификус Тоталус - и снова без лишнего шума, и снова в цель.  Просто действовать иначе, было сравни самоубийству, а мысль о скорой смерти в тёмную голову ещё не приходила.
Пожиратель вытянулся в одну струну, насколько ему позволяли путы на руках и ногах и с грохотом упал на паркет. Но Алиса этого не слышала, в её ушах застыл пронзительный женский крик,  а после звук резко распахнутых дверей и знакомый голос. В том, что это был именно Аластор, у миссис Логботтом не было ни малейших сомнений. С корабля сразу на бал – пожалуй, это в его стиле. Но Лис не хотела придерживаться этого плана. Что-то её смущало в поведении пожирателей. Они ни разу не нападали так открыто, к тому же на общественно важное здание. Но сейчас надо было отправить к Мерлину все свои мысли и быстро разбираться с реальными событиями.
Не долго думая, Алиса открыла дверь и оказалась в эпицентре событий. Кажется, Гамбойл уже выбрал себе противника, но в комнате находился ещё один последователь Тёмного Лорда. Несмотря на длинные мантии, скрывающие фигуру, и маски, аврор поняла, что перед ней женщина. Но что-то в её движениях, кажущихся какими-то дикими, звериными, было очень знакомым.
-Локомотор Мортис! Экспеллиармус! -два резких движения, два выпада на пожирательницу. Что-тов внутри подсказывала Алисе, что эта женщина не будет слушать длинные речи, а сразу перейдет к делу. Но невзирая на это, аврор всё же произнесла:
- Опустите палочки! За применение непростительных заклинаний вы подвергаетесь аресту! Нет, это уже была не тихая, мягкая речь Алисы, маленького медвежонка, как ласково называют женщину друзья. Это был тяжёлый, стальной голос аврора Логботтом, от которого веет холодом грядущего всех преступника Азкабана.

Отредактировано Alice Longbottom (2013-02-06 20:48:55)

+5

9

Почему до некоторых людей так трудно доходят простые слова? Марвин никогда не понимал этого, а сейчас поражался такому явлению еще больше, так как одна из сотрудниц редакции осмелилась открыть свой рот после того, как всем присутствующим четко дали понять, чем чревата такая самодеятельность. Марвин, к своему не счастью, был лично знаком с этой юной журналисткой и более того – она приходилась ему троюродной сестрой. Даже странно, что он заметил Джастину Логан только в тот момент, когда она осмелилась так дерзко заговорить с людьми, которые могли тотчас убить ее. Чисто теоретически, убить ее должен был Марвин, ведь именно он минуту назад взял на себя такую обязанность. Да разве он знал, что его же слова вылезут ему боком?
Ну я же предупреждал… – устало вздохнул он и направил волшебную палочку прямиком в лицо Джастины. Нет, он не собирался ее убивать, он и помыслить о таком не мог – он только обязан был проучить троюродную сестру, чтобы ей не досталось от тех, у кого нет ни единой причины ее жалеть. Только Марвин так и не успел произнести заклинание. Он вынужден был резко обернуться, когда дверь редакции открылась, впуская внутрь помещения совершенно неожиданную гостью. Хотя нет, это Пожиратели Смерти были гостями здесь, а вот возникшая на пороге Мэри-Маргарет Вэнс скорее являлась новой пленницей. Только судя по ее чересчур смелым речам, саму себя она пленницей не считала. Или же она просто пыталась храбриться, чтобы подбодрить своих коллег? Один Мерлин знает, что там в голове у этой безрассудной девицы, Марвин никогда ее не понимал. Он хотел резко одернуть ее, перебить на полуслове, чтобы тем самым помешать сказать что-то чересчур дерзкое. Мэри-Маргарет, как ни крути, хороший человек, Марвину не хотелось бы ее убивать.
«Что-то тут не так», – подумал он в тот самый момент, когда одна из его коллег – кажется, это была Алекто? – принялась преподавать Мэри-Маргарет урок на примере попавшегося под руку журналиста. Бедняга истошно завопил – у него явно было меньше выдержки, чем у того, который попался под руку самому Марвину пару минут назад. Кто-то из Пожирателей шикнул на Алекто, явно не одобряя ее действий, но этот неизвестный «кто-то» явно был в меньшинстве. Новенький, наверное. Достаточно опытный Пожиратель Смерти должен был знать, что последователи Темного Лорда никакими методами не гнушаются, и в их действиях нет такого понятия, как «перегнул палку». Но думал Марвин не об этом. А о том, что Мэри-Маргарет, какой бы безрассудной она ни была, не стала бы так себя вести хотя бы из заботы о своих коллегах, если бы не была уверенна в том, что незваные гости в лице Пожирателей Смерти  не зайдут слишком далеко. Причиной такой уверенности могла быть банальная наивность, и Марвин мог бы удовлетвориться именно таким объяснением, если бы только не был знаком с Мэри-Маргарет слишком долго.
«А не успела ли ты вызвать сюда авроров, милая?», – мысленно предположил Марвин, но продумать план действий на случай появления доброй половины аврората он не смог. Потому что его подозрения оправдались намного раньше, чем он мог бы предположить. Марвин так и не успел понять, откуда именно появились авроры. Он был слишком занят тем, что тут же попытался увернуться от направленных прямиком в него заклинаний. Экспеллиармуса удалось избежать, а вот второе заклятие сковало его по рукам и ногам, вынуждая пошатнуться и кулем повалиться наземь, больно прикладываясь затылком о край столешницы чьего-то письменного стола. Перед глазами стремительно темнело и в те жалкие пару секунд перед тем, как тьма окончательно заволокла сознание Марвина, ему было почти смешно. И он бы непременно расхохотался, если бы только не потерял сознание. Все его подозрения осуществились и, тем не менее, он оказался к этому не готов. Неизвестно, сколько он пролежал без сознания под чьим-то столом, но когда он очнулся, то тут же услышал голос Алисы.
«Боггарт побери, это уже даже не смешно», – Марвин приподнялся на локтях, тут же ощупал затылок, который отозвался болью на осторожное прикосновение. Но на перчатках не осталось крови, а значит все обойдется обыкновенной шишкой. Он легко отделался, если еще и учитывать то, что  никто из авроров не подумал о том, чтобы связать его или отобрать у него волшебную палочку, крепко сжатую в безвольной ладони. Казалось, о его существовании попросту забыли, и пока это было ему на руку. Но радость от такого везения немного портил тот факт, что в этом помещении присутствовали две его троюродные сестры и бывшая девушка. Как-то многовато знакомых лиц, в самом деле. Он не сможет помочь им всем. С этой мыслью он выглянул из своего временного укрытия, стараясь оставаться незамеченным. Сдаваться на милость авроров не было в его планах, а потому действовать следовало быстро. Марвин улучил момент, когда в его сторону не было устремлено ни единого взгляда, и тут же подскочил на ноги, крепче сжал волшебную палочку в руке и, прикрываясь спинами своих коллег, быстро миновал краткое расстояние, разделявшее его и наскоро выбранную им жертву. Джастина была совсем недалеко, всего-то в двух шагах от него. Нужно было только протянуть руку, схватить ее за плечо, притянуть к себе и приставить палочку к ее шее. Вот так все просто.
Я думаю, это вам следует опустить свои палочки. Сей же час, – заявил Марвин, сильнее прижимая волшебную палочку к шее Джастины. Будто бы в руках у него было не гладко обтесанное древко, а остроконечный нож, способный одним только движением вскрыть ритмично пульсирующую сонную артерию, высвобождая поток теплой алой крови. Марвин почти представил, как эта кровь течет по его рукам, растекается по полу, затекает в узкие щели между досками. И тут же одернул себя, самому себе напоминая, что речь идет о его родственнице, которой он даже малейший вред причинить не хочет. И уж тем более не хочет видеть ее кровь на своих перчатках.
Или я за себя не отвечаю, вследствие чего эта юная мисс может серьезно пострадать, – добавил Марвин, взглянув прямиком в глаза Алисы. Ну же, дорогая родственница, ты же не станешь рисковать жизнью своей сестры? Ведь не станешь?

+4

10

Мэри-Маргарет поняла, что ее слова про время ожидания были явно лишними. По всей видимости, на неадекватных Пожирателей Смерти, они действовали, как красная тряпка на быка. Да и о какой адекватности может идти речь, как нормальный, здравомысляющий человек станет служить Сами-Знаете-Кому? Почему-то Грета вспомнила об одном человеке, которого она когда-то любила. Он был веселым и, на первый взгляд, вполне здравомыслящим. Только вот со временем их с Мэри отношения начали портится, а последней его каплей стало маггловское устройство в квартире Вэнсов, на которое он смотрел, как на недопустимый для дома волшебников мусор. А что, если он сейчас здесь? Что, если он все-таки решился, ему поставили метку, и он только что, пару раз, применил непростительное заклятие на нескольких ее друзьях? Мерлинова борода, он ведь никогда себя не выдаст. Так какого черта мне вообще пришла в голову идея, что Марвин может быть здесь?
Но внезапно появились авроры и начался экшн, как в маггловских фильмах. Теми самыми аврорами, получившими сообщение Мэри, были ее хорошие друзья - Аластор Гамбойл и Алиса Лонгботтом. Ох, хорошо что Эммелины здесь нет. Эти-то двое явно знают, что делать. Воспользовавшись тем, что Пожиратели пока заняты внезапно появившейся проблемой, Мэри кивнула в сторону двери, намекая стажерам, чтобы они выметались отсюда, как можно быстрее. И ведь нескольким действительно удалось улизнуть. Но вот Мэри-Маргарет Вэнс убегать точно не собиралась. В конце концов, когда еще предоставится случай проверить в действии те самые заклинания, которые описаны в книге, благодаря которой она познакомилась с Аластором? Да и, раз уж "капитана корабля" здесь, то хотя бы один верный "матрос" должен остаться на корабле и не бежать с него во время шторма. Девушка никогда не была сильна в дуэлях, но, как выяснилось в ходе дуэли с одним из Пожирателей, она довольно неплохо владела Щитовыми Чарами, и, в итоге, ей даже удалось парализовать тело одного из незваных гостей.
- Черт, да я крута, - сказала Мэри, довольно глядя на парализованного Пожирателя. Но ведь все не могло идти настолько хорошо, верно? Один из Пожирателей очухался. От него сейчас зависела жизнь Джастины Логан. Мэри перевела испуганный взгляд на Алису, ведь именно ее сестру сейчас грозился убить Пожиратель, в котором было что-то явно знакомое. Черт, ей нужна была какая-то зацепка.
Наверное, впервые в жизни Мэри-Маргарет решила обратить внимание именно на волшебную палочку. Как человек, когда-то бравший интервью у самого Олливандера и сдававший ЖАБА про травологии, Вэнс сообразила, что палочка сделана из красного дерева. Также, она сообразила, что где-то уже видела эту волшебную палочку. Я ненормальная. Мне просто взбрело в голову, что он тут может быть, и я пытаюсь как-то найти этому абсолютно нелепое подтверждение. Но Джастину надо спасать, это факт. Грета опустила волшебную палочку, как и сказал тот Пожиратель.
- Сэр, буквально несколько слов. Ваш день явно будет не очень удачным, если вы ее убьете. Отнятая жизнь у чистокровной волшебницы, пролитая бесценная чистая крови девушки, которая, кстати говоря, ничего вам не сделала, не вставала у вас ни разу на пути. Я слышала о политике Темного Лорда. Идеология "чистой крови". Вы ведь не можете быть так расточительны. Да и, к тому же, насколько я поняла, на вас висит также вина за невыполненное задание. Темный Лорд будет вами доволен? Но есть альтернатива, - сказала девушка. В горле появился комок, ее инстинкту самосохранения были явно не по душе те слова, которые она собиралась сказать, рискуя не только собой, но и, кстати, той же Джастиной - вот и я, - девушка развела руками, -  просто кладезь информации, все что вам нужно знать находится воот здесь, - Мэри постучала указательным пальцем по своей голове, - только отпустите Джастину. Целой, живой, невредимой. И всех остальных тоже. А взамен...содержательный разговор, конечно же, на ваших условиях. Ну вы это, как правило, называете пыткой и добычей информации, а для меня это, скорее, не самая приятная беседа, сравнимая с дешевым огневиски в Лютном переулке, - Мэри-Маргарет, посмотрела на Пожирателя, который держал Джастину, - выгодная сделка, даже исходя из идеологических соображений. Я ведь полукровка, Да-да, во мне течет кровь магглов, которых вы так ненавидите. Соглашайтесь. Никакого подвоха, думаю, выражения лиц окружающих являются тому прямым доказательством.

убейте меня веником, большего бреда я еще не писала

Отредактировано Mary-Margaret Vance (2013-02-12 19:01:27)

+6

11

Это должно было случиться, рано или поздно, потому что иначе и быть не может - одно притягивает другое, закон жизни. Ни одно задание не обходилось без вмешательства противников, Алекто уже привыкла к этому, но, знаете, порой это может так раздражать...настолько сильно, что плохо будет всем: просто в какой-то момент Кэрроу забывает следить за тем, куда отправляется очередное заклятие. Потому чаще всего и остается в резерве, но не в этот раз. К радости или несчастью станет ясно позже.
А пока кто-то из журналистов валяется на полу, корчась от боли. Пока это кажется ей единственно правильной картиной во всей какафонии, хотя и в хаосе, который царит в редакции тоже есть что-то...разумное. Рациональное до безумия. Девушка улыбается и легко, в отличие от некоторых неповоротливых коллег, уклоняется от заклятий, не успевая ответить, но, будьте уверены, рано или поздно вы выдохнетесь, а Алекто только разогреется.
- Импедимента, - детским голоском поет Кэрроу, думая, что эти мракоборцы, светлые маги или как они вообще называются - терминология ее мало заботила, - чересчур торопятся. Она бы с радостью поджарила их прямо здесь, с радостью понаблюдала бы, как они исчезнут в адском пламени, мгновенно и без остатка, но это было бы слишком быстро. Слишком скучно. К тому же, в огне сгинет и вся редакция, и люди, которые могли бы исполнить волю Темного Лорда, пусть и из-под палки. Хозяин будет недоволен. Наказание последует незамедлительно.
И, знаете, ее это совсем не огорчает, в предвкушении веселья она широко улыбается, сдерживая смех, скалит зубы, острые и аккуратные, которыми запросто могла бы откусить кому-нибудь неосторожному ухо. Или нос. И, вполуха слушая щебет одной из репортеров, улыбается еще шире, уже от злости. Не тебе говорить о Хозяине, девочка, - неподвижная, спокойно-пугающая маска, не поворачивается в сторону говорливой девушки, да и палочка в ее сторону не поворачивается, но звериный оскал под холодным металлом стереть можно только кровью, а жаждущие сомкнуться на горле самоуверенной болтушки руки не разожмешь ничем. Алекто не будет использовать заклятий против нее, не считает - простите, больше не считает ее достойной этого. Ты осквернила имя Лорда, произнеся его своим грязным ртом. Ты ответишь за это.
Битва не проиграна. Не проиграна и война, и ты, наивно считая, то можешь договориться с нами, ничего на самом деле не можешь.
- Невыполненное задание? - удивленно переспрашивает Кэрроу, всей своей расслабленной позой показывая, как ошибается милая девушка, - Фантазией вы явно не обделены. Еще не вечер, - наполовину ей, наполовину - тем из отряда, кто не катался по полу, составляя компанию сотрудникам редакции, замечает девушка, готовая от любого неосторожного слова, жеста сорваться с места и превратить редакцию "Пророка" в руины, если не в пыль. Нельзя, пока нельзя, ты на задании, а эта самоуверенная девушка вполне может стать приятным бонусом, подарком для Темного Лорда. В противном случае, Алекто всегда может принести Хозяину ее голову.
мать моя боггарт, это бред сивой кобылы *лицорука*

+5

12

В каждой семье, где имеется более одного ребенка, есть тот, кто является счастьем и гордостью родителей, а есть тот, на ком природа отдохнула. В случае с семьей Логан счастьем и гордостью была Алиса. Гордость испытала за нее и младшая сестра (которая, как вы поняли, была той самой, на ком "природа отдохнула"), когда Лис ворвалась в редакцию "Ежедневного Пророка"  по долгу своей службы. Она была вся такая смелая и серьезная, что Джастина с трудом подавила желание показать всем присутствующим язык и сказать: "Видите, какая у меня сестра, а у вас такой нету, ла-ла-ла". Хотя, конечно, в сложившейся ситуации было не до шуточек. Джасти, оказавшаяся на "поле боя" впервые, первую минуту пыталась сообразить, что вообще происходит, а, главное, что в этой самой ситуации полагается делать. Собственно, происходило все настолько быстро, что девушка вообще еле успевала оценивать и осмысливать происходящее. Кроме того, дикий страх того, что кто-то ранит ее сестру, давал о себе знать, поэтому Логан не отводила от нее взгляда, готовая в любой момент кинуться и надавать по задницам Пожирателям Смерти, которые обидят Лис. Однако последняя держалась молодцом, отец бы сейчас лопнул от гордости. И мать тоже... При данных обстоятельствах помощь Джастины могла только помешать, учитывая ее крайне сомнительный опыт в ведении боев. А точнее, отсутствие такового.
Однако чувство собственной бесполезности накрыло с головой, что уж греха таить. Она действительно хотела бы помочь чем, а не стоять в стороне, пока двое авроров рискуют здесь своей жизнью. Тем не менее, прежде, чем Джас успела обдумать свой грандиозный план по спасению человечества, прям за ее спиной оказался чертов мужик в маске и плаще, который тыкал своей гадкой палкой ей в шею.
"Ну вот ты и внесла свою лепту в эту чудо-бойню, поздравляю с посвящением" - прикусив губу, подумала девушка, стараясь даже не представлять то, как непросто сейчас ее сестре.
Надо сказать, Мэри-Маргарет не теряла времени даром, хотя и троллю было бы понятно, что договариваться с этими людьми (???) совершенно  бессмысленно. От слов Вэнс Джастина сначала почувствовала неудобство и неловкость, а затем острый приступ ненависти к этим ужасным существам. Какого черта из-за чистоты крови кто-то должен чувствовать свою привилегированность, превосходство? Мэри ведь приводила не случайные аргументы, зная, чем можно подкупить этих чудовищ. Но нет, не тут-то было.
- Да ладно, Мэри, желай они кого-то убить, давно бы это сделали. И вообще, по сути, имей они чуть больше прав и дозволений, применили бы свой, наверняка любимый, Империо, а не устраивали здесь демагогии.
Вслед за этой вполне логичной мыслью пришла другая, еще более логичная. По идее, все пожиратели - чистокровные волшебники, которых в мире не так уж и много. И... Большинство из которых Джастина знает. Друзья семьи, знакомые, папины коллеги по работе, ученики Хогвартса, посетители "Дырявого котла"... Да, Мерлиновы панталоны, с вероятность в восемьдесят процентом, за этими масками могли скрываться знакомые Джастине личности. Она могла сидеть с ними за одной партой, танцевать на балу, наливать им выпивку. Девушка почувствовала, как от всего этого у нее едет крыша. Мозг рисовал самые жуткие варианты, а ненависть захлестнула новой волной. Теперь Логан было уверена, что надо что-то делать: если не убить их, то, по крайней мере, стащить эти маски и посмотреть в подлые глазенки этих сволочей.
Как всегда в кризисных ситуациях соображаловка Джас начала работать очень быстро. Итак, она стоит спиной к Пожирателю, он не может видеть, как она достанет палочку  (которую, кстати, девушка до сих пор сжимала под пальто), однако если она решит обернуться или еще что-то в этом духе для атаки, то тут же получит Круциатусом по бошке. Действовать надо моментально... Девушка бросила короткий взгляд на свою сестру, давая ей понять, что надо действовать, а не класть палочку, как велят. Затем взгляд в сторону второй устоявшей на ногах Пожирательницы... Как только та ненадолго отвернулась, дабы что-то сказать, Джас в секунду выхватила палочку из внутреннего кармана и, не оборачиваясь к Пожирателю, ткнула ей, с такой силой, на какую была спокойна, куда-то в паховую зону мужчины - самую чувствительную, самую болезненную... И прежде, чем она сама, да и Пожиратель, успели сообразить, что произошло, отбежала в сторону с палочкой на вооружении... Все это произошло в считанные секунды, где-то две-три... И теперь Джастине оставалось надеяться только на Алису и ее напарника.

я такоооой дибил, е-мое

Отредактировано Justina Logan (2013-02-24 20:56:02)

+4

13

«Палочки опустите, как же». Весь идиотизм мира в этих стандартных правилах поведения аврора, или как там звалась та брошюра, которую заставляют зубрить во время стажировки. Аластор криво усмехнулся, мимоходом отмечая, что Министерство не могло придумать ничего умнее, как вести себя по-клоунски на поле битвы. Сама коллега, конечно, не имела в этом ни грамма вины, являясь всё той же заложницей отлаженной веками системы. Крауч с его указами хоть как-то оживлял эту контору.
И всё, казалось, идёт хорошо, пока очнувшаяся пожирательская туша-таки не схватила в свои цепкие лапки девчонку, ту, что выглядела явно младше остальных. «Кто ж детей на такие объекты пускает», — зло подумал Аластор, не сводя палочки с груди пожирателя, что, впрочем, тому явно не понравилось. Приказ опустить палочки вроде как поступил: и мгновенно в дело вклинилась Мэри-Маргарет. О, да, этой женщине только дай поговорить, но Аластор не мог не признать, что порой подобное оттягивание решающего момента могло здорово спасти кому-то жизнь. Девчонке, например. Девчонке, которая и не подумала просто взять и уйти, как того требовала ситуация, а осталась, тем самым поставив мало того, что операцию под угрозу, так ещё и собственную — надо сказать, весьма гражданскую — жизнь. Где-то там в кодексе чести, выгравированном на черепной коробке, значилось, что за такую девчачью жизнь стражи порядка должны порциями отдавать свои. Глупо, конечно, особенно в условиях современности, но отступники подвергались как минимум остракизму. 
Аластор палочку медленно опустил, кипя от злости, под взглядами-щёлочками из-под маски. Палочку он опустил, хотя, наверное, не должен был. Девчонка, впрочем, сориентировалась быстро: и Аластору представилась возможность снова поднять палочку вверх и шепнуть заклинание: «Инкарцеро», кивая на того, кто ухватил девчонку в качестве заложника. «Больно наверное, приятель». И тут же куда-то в сторону оставшихся «Ступефай».
Маски надёжно скрывали лица, но, возможно, это ненадолго. Неплохо было бы и аврорам заиметь подобные аксессуары: неузнанность порой очень облегчает жизнь, а слава «я как-то раз убил твоего товарища» закреплялась за физиономией того или иного сотрудника очень и очень надолго. Но, как известно, служба наша и опасна, и трудна, зачем же прятать свои гордые от осознания сего факта лица?
Рви маски, — бросил он Алисе. — Посмотрим, кого в розыск.
Честно говоря, ему было крайне малоинтересно: ему вообще было бы проще применить непростительное и уйти, наконец, домой. Но скорее всего сигнал о деанонимизации послужил бы толчком к отступлению — по-крайней мере, на месте этих скрывающихся от правосудия типов сам Аластор побежал бы с поля боя, поджав хвост. В конце концов, так они окончательно перестанут приносить пользу своему властелину, оставаясь разве что пушечным мясом — для подобных вылазок только и годным. Аластор представлял себе, насколько важны шпионские элементы в государственных структурах, впрочем, не был уверен, что именно эти занимают хоть сколь-нибудь значимое положение в обществе. Чёрт их вообще разберёт, кто это.

+4

14

Но от грубого для девушки баса веяло не только Азкабаном, но и клоунадой. Мерлин, если бы ты только знал, как Алиса не любит все эти правила, все эти отчётности. В этот момент Лонгботтом горела желанием надеть на себя маску, как у пожирателя, скрыться под ней, чтобы никто не увидел её лица, чтобы позднее не пришлось заливаться густой красной краской.
Но позднее мракоборец чуть не залилась другой краской. Белой.  Это глупо говорить, что ничего не боишься: у каждого человека есть свои страхи, может и прячущиеся в самых дальних закромах сознания, но проявляющиеся, порой, в самый неожиданный момент. Для Алисы этот момент настал, хотя, наверное, ни для кого не секрет, что она больше всего боится потерять кого-то из близких. Эти несколько секунд, когда пожиратель схватил Джастину и приставил к горлу свою волшебную палочку, будто кто-то специально замедлил. Каким-то внутренним чутьём, Лонгботтом увернулась от летящего прямо в неё заклинания, в ответ лишь только что-то невнятно произнесла и взмахнула палочкой.
Джас, бедная Джас. Алисе хотелось преподать пару уроков боевой магии этому человеку в маске, но здесь было слишком много людей, которых можно не только нечаянно задеть, но и получить от них не менее ценную лекцию, в чём Лонгботтом убеждалась на заданиях Ордена. Девушка не сводила глаз со своей сестры - она не замечала никого вокруг и ехидные колкие слова пожирательницы лишь отозвались гулким эхом в её сознании. Только высокий мужской голос отрезвил её.
Да, опустить палочки. Это было единственное правильное и, пожалуй, разумное решение. Алиса не смотрела на Мэри-Маргарет, она слышала лишь её голос, но далёкий, будто Лонгботтом слышит его через трубку старого испорченного телефона (ведь именно так общаются магглы на расстоянии, верно?). Молчи, Мэри, лучше молчи, - это надо было произнести вслух, но женщине будто не хватало для этого воздуха. Злость. Именно это чувство полностью овладело аврором. Она молчала. Молчала, опустив палочку вниз, но по-прежнему крепко сжимая её в руке. Потому что не привыкла сдаваться даже в самых патовых ситуациях.
Хорошо, - тяжело выдохнув, Алиса перевела взгляд с сестры на пожирателя, который удерживал Джастину словно хищник, не дающий жертву своим не менее голодным сородичам. Лица этого человека Лонгботтом не видела, но сквозь узкие щели на маске можно различить голубые глаза. До боли знакомые. Но эту мысль женщина тут же отбросила - нет, она никогда не поверит, что кто-то из её близких может оказаться по ту сторону барикад.
Но Джастина что-то затеяла - в этом Алиса не сомневалась. У Логан была богатая мимика, которую старшая сестра успела полностью изучить. Кажется, девушка собралась хорошенько проучить своего обидчика. Пожалуйста, по-аккуратнее, - мысленно обратилась Лонгботтом к сестре, но, увы, легилименцией она не обладала. Впрочем, Логан и так всё прекрасно поняла.
Не прошло и двух секунд, как Джастина уже высвободилась из цепких лап пожирателя. Уходи, живо! - бросила в след сестре и встала между ней и единственным пожирателем, сообразившим, что счёт уже не в их пользу. Протего! - взмах палочкой и красный луч словно отлетел от невидимого щита. Глядя в зеркало, что висело правее и чуть переди, Алиса увидела, что пожирательница, которая уже была уверенна, что сегодня она не провалит задание Тёмного лорда, стояла как раз позади неё. Аврор не видела лица, но не трудно было понять, что под маской скрывается не милое лицо, а звериный оскал. Недолго думая, Лонгботтом резко разворачивается и снимает маску с пожирательницы. Две секунды. Глаза в глаза. Нет, Алиса не знает как зовут эту женщину. Зато знает, что где-то её видела. Хогвартс? Определённо. На курс или два старше. Слизерин? В этом почти не стоит сомневаться.
Две секунды, и Алиса отходит назад. Экспеллиармус! Аврору уже не важно, попала она в неё или нет. Лонгботтом её запомнила.

прошу прошение за пост *рукалицо* и большую задержку

Отредактировано Alice Longbottom (2013-03-08 00:22:04)

+4

15

Все это было бы очень весело, если бы не было так серьезно. В самом деле, происходящее все больше напоминало какое-то совершенно нелепое представление. Вот авроры, которые, похоже, все же не желают рисковать жизнью юной Джастины Логан и готовы идти на уступки. Вот Пожиратели, которые замерли в напряженной нерешительности, просчитывая возможности и последующие шаги. Вот Мэри-Маргарет Вэнс, речь которой придает происходящему еще больше смехотворности, и Марвину хочется смеяться. И Марвину хочется сказать Мэри-Маргарет, что лучше бы она заткнулась сей же час, потому что Пожиратели Смерти никогда и ни с кем не торгуются, а лично ему и вовсе плевать, у чьего горла держать свою волшебную палочку – он, боггарт бы побрал его совестливость, все равно не собирался проливать кровь, чистую или маггловскую. Он стремился выполнить задание Темного Лорда с наименьшими потерями и в кратчайшие сроки, только и всего. Но участники происходящего и сама Вселенная с ними заодно будто бы сговорились. Сговорились с целью превратить довольно-таки неплохой план в какой-то жалкий смехотворный фарс, в котором даже участвовать особо не хотелось, да вот только выбора не было.
И до того, как Марвин успел придумать последующие требования, которые имел право предъявить благодаря своей так называемой заложнице, все пошло не так, как планировалось. Снова.
«Дементор бы тебя побрал, кузина», – было самым пристойным выражением из всех, которые промелькнули в голове Марвина в тот момент, когда милейшая Джастина предприняла очень подлую попытку освободиться посредством удара волшебной палочкой в пах ничего не подозревающего МакДугала. Олливандер плакал бы, если б узнал, что его драгоценные волшебные палочки используют для таких маггловских приемов, а вовсе не по прямому назначению. А Марвину только и оставалось, что согнуться пополам, позволяя своей заложнице ускользнуть и тем самым теряя единственное преимущество. В иных обстоятельствах и при другом раскладе, он похвалил бы Джастину за проявленную смекалку, но сейчас он совершенно искренне ее ненавидел, не чувствуя ничего, кроме досады и резкой боли.
«Дементор бы тебя побрал», – вновь подумал он после череды мысленных ругательств, обращенных на все семейство Логан до десятого колена.
Все было бы не так плохо, если бы авроры не отличались проворностью и тут же не перехватили своеобразную эстафету. К счастью, Марвин успел более или менее прийти в себя в тот момент, когда в него полетело заклинание.
Протего! – выкрикнул он, выбрасывая палочку вперед и надеясь, что среагировал достаточно быстро. Было бы как-то досадно пропустить еще одно заклинание. Это было бы даже опасно, учитывая то, что авроры вознамерились срывать маски с Пожирателей, чтобы составить новый список особо опасных преступников. У Марвина, как и у прочих его коллег, не было ни малейшего желания попасть в этот список. И пока у него были шансы этого избежать, ведь надежное Протего не подвело и на этот раз.
Пиро! – произнес Марвин негромко, медленно, почти смакуя. Только его волшебная палочка была направлена не на авроров, а в угол комнаты, где не было ни единой души. Потому что он не собирался никого атаковать, он просто хотел предоставить противникам новую своеобразную забаву. И правда, пусть попытаются спасти пылающее здание «Ежедневного пророка», а Марвину здесь делать нечего. Он не относился к фанатичным личностям, которые стремились выполнить задание Темного Лорда любой ценой. Он видел, что эта затея обречена, и теперь главное – спасти собственную шкуру. Это всегда самое главное, все остальное отходит на второй план.
Фумо! – недолго думая, добавил Марвин, предоставляя себе и прочим Пожирателям возможность скрыться. По правде говоря, его не волновало, поймут ли они его намек или останутся сражаться. По правде говоря, ему было плевать на них. Спасительный дым заполнил только большую часть помещения, но этого было достаточно для того, чтобы добраться до выхода, крепко сжимая в руках волшебную палочку, оглядываясь по сторонам и не останавливаясь ни на мгновение. Заклинание дыма такое недолговременное, надо поспешить. Закрыть глаза, концентрируясь, чтобы наиболее удачно и быстро аппарировать. А потом попросту испариться, сопровождая свое исчезновение тихим хлопком аппарации. Только трусы бегут с поля боя, да? Возможно. Только это не поле боя, а редакция «Ежедневнего пророка». И вовсе это не побег, а простое благоразумие.

+5


Вы здесь » AQUILONEM: SAUDADE » SONORUS » Квест-предисловие «Приказа верить в чудеса не поступало».


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC