Вниз

AQUILONEM: SAUDADE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AQUILONEM: SAUDADE » SONORUS » Черновики. Inter arma silent leges


Черновики. Inter arma silent leges

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ЧЕРНОВИКИ. INTER ARMA SILENT LEGES.
Когда гремит оружие, законы молчат.

4 марта 1979 года
Великобритания: дом Эбботов в Годриковой Впадине


Миссис Эббот нечасто выходит из дома, потому что у неё нет никаких других дел, кроме домашних.  Как представительница чистокровной фамилии, она никогда не стремилась заниматься чем-то другим. Её заботы складывались из воспитания детей, управлением домом и посещением званых вечеров. Она никогда не была аристократкой, но происходила из семьи знатной, поэтому все её недели и дни были расписаны, она всегда знала, кто её и куда пригласил, в какой день на обед – ростбиф, а в какой – сэндвичи с бужениной, но всегда, вне зависимости от погоды и каких-то других дел в первое воскресенье каждого месяца она неизменно выходила из дома и, придерживая свою любимую кулуарную сумочку из мягкой кожи, трансгрессировала к своему кузену, который ей почти как брат – известному изготовителю волшебных палочек по фамилии Олливандер. Каждый, кто хоть немного знал чету Эбботов, был прекрасно осведомлён об этой привычке волшебницы.
Мистер Эббот никого не ждал в это утро. Он редко ходил на встречи с родственником жены потому что отношения между ними оставляли желать лучшего. Дети давно покинули отчий дом, жена ушла по своим традиционным делам – наконец-то покой! Если бы не проявитель врагов, Дурвард и не узнал бы о надвигающейся опасности и не смог предупредить аврорат. Тучи сгущались слишком долго. Мистеру Эбботу следовало быть более осмотрительным, более тщательно взвешивать слова, когда он отказывал влиятельным людям.
Этот день – всего лишь последствия неправильно выбранного пути.  Ещё одно доказательство силы, против которой не стоит идти. Весь волшебный мир должен знать, что кровь волшебника, запятнавшего себя защитой интересов магглорожденных, уже не может считаться по-настоящему чистой. И взметнется Черная метка над Годриковой Впадиной, освещая зловещим светом всё вокруг.

Участники: Lucius Malfoy, Rabastan Lestrange, Marlene McKinnon, Roger Proudfoot.

0

2

Два негромких хлопка аппарации нарушили тишину раннего воскресного утра в небольшом саду, разбитом около одного из старых домов в Годриковой Впадине. Хотя нет, дом бы не старым, он был древним. Наверно, это совершенно невозможно было понять обычному человеку, который просто случайно оказался здесь. Здание по виду напоминало остальные, стоявшие неподалеку, ничуть не выделялось среди других домов на улице, где маги не гнушались жить по соседству с магглами. Но Люциус буквально чувствовал какое-то особое дыхание столетий, точно такое же, как можно было ощущать и в Мэноре, и в жилищах других представителей аристократии, которые могли похвалиться чистой кровью на протяжении десятков поколений. Таким же был и особняк Эббота.
Эббот. Еще один чиновник, который оказался недостаточно умным, чтобы понять, что пора менять курс. Еще один, который хотел казаться героем и блистать своими сияющими доспехами на фоне других, тех, у кого было достаточно ума для того, чтобы хотя бы сохранять нейтралитет. Что ж, герои должны умирать по-геройски. Быстро. Заметно. Поучительно для других. Именно за этим они сейчас были здесь. Помочь Эбботу получить заслуженное. И оказаться завтра на первой полосе "Пророка".
Малфой призвал на лицо маску. Формальность, конечно, какая разница, увидит ли жертва лицо перед тем, как перед её глазами вспыхнет зеленый свет. Но нет, надо соблюдать осторожность, всегда надо быть осторожным, малейшая ошибка может разрушить все.
Еще одно заклинание - и дверь в дом открыта. Даже странно, насколько некоторые не беспокоятся о том, чтобы защитить свою жизнь. Эббот устанавливал сеть защитных заклинаний каждый вечер, и каждое утро снимал её, как будто искренне считал, что при свете дня угрожать ему не может ровным счетом ничего. Эту интересную подробность о привычках замглавы Департамента Пожирателям сообщили друзья. Его друзья - и в то же время друзья Организации. Некоторые хорошо понимали, в чьей команде стоит играть в сложные времена. Люциус толкнул дверь ногой и кивнул Рабастану, чтобы тот заходил в дом первым. Его же внимания требовала еще одна деталь. Маг поднял палочку и, прищурившись, посмотрел на небо. Конечно, при свете дня эффект будет совсем не тот. Хотя... Не стоит недооценивать человеческие страхи и вдохновленное ими воображение. Те, кто знают, чего ожидать, увидят Метку во всех подробностях, даже тех, которые не будут заметны в ярком солнечном свете.
Morsmordre
Дольше задерживаться на пороге не было смысла. Да и заставлять хозяина дома ждать было бы дурным тоном. Запечатав за собой дверь, Люциус применил невербальное Homenum Revelio и направился по лестнице наверх, именно туда, где заклинание обнаружило двух людей. Едва ли Рабастану понадобится помощь в применении Смертельного проклятия, и все же лучше было быть там. Хотя бы на тот случай, если мистер Эббот решит и на этот раз не сдаваться без боя.

*

Заклинание Знака Смерти, Знака Вольдеморта (Dark Sign). Эффект – появляющийся на некоторое (продолжительное) время в воздухе череп со змеей, выползающей изо рта. Естественно, все это имеет зеленый оттенок.
Homenum Revelio - его нет в списке, но оно каноничное, думаю, никого не обидит. Обнаруживает людей.

+4

3

Этот век обезобразил лицо планеты. Тесаком прошлись по нему последние восемь десятков лет, и теперь на это лицо невозможно взглянуть без отвращения. Куда ни глянь – свежие шрамы и гноящиеся зловонные раны, которые никто не может, а, главное, не хочет прикрыть. Каждый из нас это видит – ежедневно, по пути на работу, во время прогулки с собакой и из запотевших окон гудящих кэбов, но какая разница? Во всём ведь виноваты мировые войны и продажные правительства, а, кроме того, экология нынче тоже ни к черту. Забавно – никому и в голову не придет винить себя. Собственную слабую волю, хиленькую душонку, одинаково не способную ни на великое благо, ни на великое зло. Мы больше на это не способны. Наш удел теперь – трястись над ничтожными проблемами, устремления загонять в рамки обыденности и носится, как с писаной торбой, над странными и смешными моральными ценностями, всё чаще не имеющими ничего общего с моралью.
Возьмем хотя бы семью. А ну-ка, детки, поднимите руки те, кто сможет объяснить, что это такое? Очаровательный коттедж в пригороде Лондона с до тошноты идеальным газоном, виляющий хвостиком лабрадор и куча визжащих спиногрызов? Или, может, парочка супругов, мужественно изображающих великую любовь в перерывах между приступами молчаливого отчаяния? Неважно. Главное – почаще повторять это слово, «семья». И непременно – со священным трепетом и важной мордой, на крайний случай сойдет глупая улыбка.
Рабастан так не умел. В его семье такому не учили. Его семью не нужно было любить – ей всегда было необходимо лишь соответствовать. И Стан это, дементор дери, делал. Отрицая общепринятые нормы и смеясь в лицо универсальным догмам морали – да. Нарушая все существующие на свете правила и уставы – несомненно. Зля отца и раздражая своим поведением старшего брата – бесспорно. Но, всё-таки, соответствовал. Потому что был Лестрейнджем. Лестрейнджем до последней капли своей кристально-чистой крови. И, конечно, как все Лестрейнджи, Стан ненавидел своих родичей и с превеликим удовольствием отправил бы их на тот свет – поверьте, рука бы не дрогнула.
Но он был не один такой.
Они все, все до единого были такими. Ужасно, верно? А как не похоже на принятый в нынешнем мире идеал! Добропорядочные граждане непременно должны брезгливо сморщить носы и ткнуть пальцем – «это не семья!». Хотя, на самом деле, это она и была. Семья – где кузен, с которым ты играл в детстве, может запросто всадить тебе в спину нож по самую рукоять, но никогда, слышите, никогда не позволит это сделать другому. Быть вместе, единым фронтом выступать против любого внешнего врага и чтить наследие предков – вот что такое семья. А, если в этой самой семье вдруг заведется крыса, то с ней немедленно нужно расправиться и за розовый хвостик подвесить над крыльцом – в назидание другим.
Чистокровное общество Магической Британии – тоже своего рода семья. Люди вроде Эбботов – крысы. Мелкие, пищащие о несуществующем равенстве и иллюзорной справедливости грызуны, к которым не может быть и нет пощады. В этом Рабастан был глубоко убежден, а потому с таким нескрываемым удовольствием брался за выполнение любого приказа Тёмного Лорда, связанного с избавлением этого мира от предателей крови.
Годрикова впадина – очаровательное местечко, тихое и неправдоподобно спокойное. Кажется, здесь уже целую тысячу лет ничего не происходит – разве что котёл взорвется у странной старушки по соседству, или у пары близнецов из дома на углу в очередной раз сбежит карликовый пушистик. Однако нынче жителей этого славного местечка ждет сюрприз. Не сказать, чтобы очень приятный, но сюрприз.
Скрип двери, многозначительный взгляд Люциуса, пропускающего напарника вперёд и неприятный для глаз мрак прихожей, в которой нет ни окон, ни зажженных светильников. В следующий миг легкий шорох за спиной свидетельствует о том, что Малфой выпустил в небо Метку, и Стан останавливается как вкопанный. «Да ну, Люциус, неужели?» Не находись они сейчас в полевых условиях, Лестрейндж, пожалуй, расхохотался бы. Всё-таки эта неискоренимая любовь к позерству и жестам, попахивающим театральными подмостками, однажды убьёт Люциуса, или, по крайней мере, отправит его в Азкабан лет, этак, на сто.
– Закончил? – язвительно прошипел Рабастан, когда Малфой с ним поравнялся. – В следующий раз лучше заранее сообщи в аврорат о нашем прибытии, а то вдруг они не успеют.
Не дожидаясь ответа (который, впрочем, в случае с Люциусом обычно выражался в убийственном взгляде, полном вселенского безразличия и неизмеримого собственного достоинства), Рабастан направился прямиком к лестнице. Времени у них было до обидного мало – как раз, чтобы прикончить Эббота и успеть убраться до прибытия ручных собачонок Скримджера. А жаль.
– Рады застать вас дома, мистер Эббот, – Лестрейндж первым переступил порог комнаты, где их уже ждали – Дурвард Эббот, стоящий у окна с палочкой наизготовку. Дурацкая и крайне забавная поза, но, пожалуй, она может вызывать некоторое уважение: за многие годы, проведенные в служении Тёмному Лорду, Рабастан видел, как десятки, нет, сотни людей встречают смерть. И, признаться, многим из них не хватало мужества принять её вот так, стоя к ней лицом и не выдавая своего страха.
– Мне жаль, мистер Эббот, – совершенно равнодушно произнес Рабастан.
Невербальное «Expelliarmus.», и Эббот отлетает в ближайший угол, а его палочка оказывается в левой руке Стана.
– Avada Kedavra, – уже вслух. Изумрудная вспышка. Меньше секунды. Смерть. Слишком быстро, пожалуй, чтобы быть живописным или доставить хоть какое-то удовольствие Рабастану. Он бы предпочел долгую и мучительную пляску смерти, а лучше – бой, изнурительный и жестокий, в котором он бы выдрал у противника своё право забрать жизнь.
Но нет. Увы. Им пора. Тем более, что, кажется, они больше не одни.

Отредактировано Rabastan Lestrange (2015-02-11 19:45:47)

+4

4

Смена начиналась сегодня рано. Марлен ненавидела подобные подъемы, когда с трудом разливаешь очертания стоящих перед тобой предметов сквозь полуприкрытые веки. Открыть их полностью просто физически не выходило - они сами закрывалсь как по волшебству, предоставляя девушке возможность пообниматься еще с парой углов. Хуже бывало, когда на привычном маршруте оказывались лишние предметы, никак не вписывающиеся в записанную на подкорки сознания картину мира. Впрочем, у МакКиннон была приятная черта вне зависимости от времени подъема через часа два уже чувствовать себя достаточно бодро и уверенно, чтобы... Ну, например, чтобы пытаться десятый раз за последний час предложить Рожжеру пирожок. Она заранее знала, что сегодня дежурство ее ожидает именно с Праудфутом, перед которым у нее образовался нешуточный комплекс вины приправленный щенячьим восторгом и благодарностью. Сочетание опасное, но молодому мужчине он грозил пока лишь горой пирожков, которые напекла Марли, чтобы подобным гостинцем попробовать и загладить вину, и отблагодарить.
Час был ранний, ночь у предыдущей смены была достаточно спокойная, так что казалось, что ничего не может случиться сейчас, при свете дня, когда...
- Мерлиновы панталоны... - Ярко-голубой самолетик ворвался в кабинет, не предвещая ничего доброго, вечного и прекрасного. - Днем? - Как-то слабо верилось, что Пожиратели начнут действовать в светлое время суток, но текст утверждал обратное, а времени философствовать не было. Пирожки забыты, а веселье и сонливость остались в прошлом.
Дом мистера Эббота находился в Гордриковой впадине, куда обоих авроров и направили в самом спешном порядке. Когда Они аппарировали, Мврлен задрала голову к небу на долю секунды, наблюдая размытый, но оттого не менее уродливый призрак метки приспешников Темного Лорда. Скривилась, обернулась, фиксируя, что Роджер находится тут же, кивком обозначила, что он главный, она не занимается самодеятельностью, если не случится чего непредвиденного, перехватила палочку и шмыгнула в дом - лишь бы не было поздно. Скорее всего мистер Эббот успел послать вестника, но сколько прошло времени с того момента до того, когда сюда подоспела подмога сейчас сказать было сложно.
"Только бы они не ушли, только бы застать гнид!"
Как молитву про себя повторяла Марлен и, кажется, они успели.
Incarcero, - Кинув ментально заклинание в сторону ближайшего пожирателя, девушка поспешила закрыться. - Defendo!
Вряд ли был смысл уже скрываться, чистокровные хоть и ублюдки, но вряд ли слепые курята.

магия

INCARCEROUS / ИНКАРЦЕРО
Этимология: от лат. carcer – «тюрьма, темница»; получаем нечто вроде «опутанный, плененный».
Создает вполне себе реальные путы, стягивающие ноги, руки и вообще обездвиживающие. Необходимо указать на жертву. Веревки вытекли из воздуха подобно толстым змеям, оборачиваясь вокруг туловища кентавра и затягивая его ноги. Возможным аналогичным вариантом будет Alligous (от лат. alligo – «привязывать, связывать»).
DEFENDO / ДЕФЕНДО
Shield Charm (Чары Щита).
Этимология: от лат. defendo – «защищать, отвращать, отражать».
Чары защиты от направленных на вас заклятий, создает невидимый щит, поглощающий оные заклятия. Иногда, при малом опыте защищающегося, создает легкое голубоватое свечение, но правильное исполнение ничем не выдает присутствия Щита, кроме покалывания в пальцах, усиливающегося при воздействии враждебных заклинаний. Может быть дополнено до Sphaera Defendus, создающего вокруг заклинателя щитовую сферу с тем же эффектом.
Необходимо принять во внимание, что существуют проклятия, которые Чары Щита поглотить просто не в состоянии. Максимум – ослабить, и то не всегда. Например, Legilimens (и вообще все заклятия с ментальным воздействием) в т.ч. Crucio, Imperio; тж. Avada Kedavra…

Оффтоп: Заклинание адресовано Малфою

Отредактировано Marlene McKinnon (2015-02-11 16:01:44)

+4

5

В последнее время дежурить с Марлен стало гораздо вкуснее. Что она печет отличные пирожки, Роджер знал и раньше. Но теперь отличные пирожки пеклись лично для него, что делало их гораздо отличнее и правильно щекотало самолюбие. Не то чтобы он считал, что заслужил это поощрение тем, что нарушил все инструкции по доброте душевной. Но все равно же отказываться было глупо, а соглашаться - приятно.
Поэтому Роджер благодушно жевал и запивал пирожок кофе, когда в кабинет влетела рабочая записка. Поводом для тревоги это не являлось, хотя Роджер для порядка убрал ноги со стола. Может, изменяют распорядок дежурств. Или повышают зарплату (ха-ха-ха). Иллюзии прожили недолго, по лицу Марли стало ясно, что случилась очередная хрень. Роджер выхватил у нее записку, пробежал глазами, у него вырвалось что-то похожее на "гиппогрифа в душу драть", и он рванул в атриум, не оглядываясь. Маккиннон полагалось рвануть за ним.
Не то чтобы Роджер очень любил Эббота. По большому счету он того Эббота и не знал особо хорошо. Но нападение на одного из руководителей департамента правопорядка было циничным плевком в аврорскую душу, не говоря уже об общечеловеческом негодовании оттого, что на кого-то напали в его собственном доме, который вообще-то его крепость.
Над домом Эббота висел знак Пожирателей. В большинстве случаев это должно было означать, что нападающие уже ушли. Ну не дураки же они вешать метку, прежде чем ввязаться в драку, не зная, сколько она продлится? Времени у них было немало: пока известили аврорат, пока на вызов послали Роджера и Марлен, пока они выбрались из Министерства, откуда нельзя аппарировать... Тем не менее, Роджер остановился только на секунду, чтоб превентивно прикрыться с помощью Defendo, а потом сразу рванул в дом, и видимо, это была вина чрезмерного количества пирожков, что Марли успела его опередить.
В доме наблюдалось два - на первый взгляд два - Пожирателя, и в одном из них Роджер внезапно узнал человека, который совсем недавно его пытал. Вернее, узнал его маску, но ведь они не повторялись. От множества весьма интенсивных чувств к этому человеку у него перехватило горло и в лучших традициях боевиков захотелось страшным голосом заорать "Этот мой!" Роджер воздержался лишь потому, что не мог заведомо бросить на Марли второго, возможно, более сильного противника.
Который, кстати, тоже его пытал чуть позже.
Гамак уродов, твою мантию.
- Decisum.
Первое заклинание досталось тому, кого Роджер узнал первым и от которого натерпелся больше.
- Stupefy.

спеллбук

DEFENDO / ДЕФЕНДО
Shield Charm (Чары Щита).
Этимология: от лат. defendo – «защищать, отвращать, отражать».
Чары защиты от направленных на вас заклятий, создает невидимый щит, поглощающий оные заклятия. Иногда, при малом опыте защищающегося, создает легкое голубоватое свечение, но правильное исполнение ничем не выдает присутствия Щита, кроме покалывания в пальцах, усиливающегося при воздействии враждебных заклинаний. Может быть дополнено до Sphaera Defendus, создающего вокруг заклинателя щитовую сферу с тем же эффектом.
Из описания спелла я заключаю, что его вполне можно задействовать превентивно.

DECISUM / ДЕСИСУМ
Severing Charms (Обрубающие Чары).
Этимология: от лат. супин от decido – «заканчивать, завершать, отрубать, отсекать».
Применяются для отделения чего-то от чего-то. Ясно? Нет? Для купирования хвостов, к примеру. Или голов. Безболезненно. Пригодны для отсекания частей ткани, обрезания тесьмы (Рон Уизли). Так вот, что касается хвостов (Fant. Beasts) – Decisum Caudam (от лат. cauda – «хвост»).
Хочу отрубить Малфою руку с палочкой в районе запястья.

STUPEFY / СТУПЕФАЙ
Stunning Charm (Оглушающие Чары).
Этимология: от англ. stupefy – «ошеломлять», stupefaction - «оцепенение»; от лат. stupeo – «замирать, неметь, застывать, останавливаться».
Заклинание, оглушающее и ошеломляющее (а зачастую и сбивающее с ног) противника. Визуально воспринимается как красный луч из палочки. Действует на движущиеся объекты – людей, животных, домовых эльфов даже. Судя по этимологии, вызывает полный или частичный мышечный спазм. В темноте выглядят «как огненные ракеты (Stunning Spells shot into the darkness like fiery rockets)».
Лестрейнджу.

Отредактировано Roger Proudfoot (2015-02-14 11:54:51)

+3

6

Совершенно неожиданно Рабастану не понравилась идея оставить на домом Метку. В ответ на замечание Люциус только философски хмыкнул и пожал плечами. Сейчас или минутой позже - какая разница. Авроры все равно прибудут - и все равно они прибудут слишком поздно. А Метка должна гореть над домом Эббота, чтобы никто совершенно случайно не мог подумать, что это был, к примеру, несчастный случай. Глупая идея, разумеется, но всегда найдутся желающие закрыть глаза на очевидное, лишь бы не разрушить свой собственный уютный мирок, в котором глав Департамента Правопорядка не убивают средь бела дня. 
Малфой переступил порог вслед за Рабастаном и отступил на пару шагов в сторону, как раз вовремя, чтобы заметить, что чиновник просто стоит, подняв палочку, не пытаясь даже защититься. В то время, как Лестрейндж разводит великосветские церемонии.
Отличный пример рациональной стратегии, Рабастан, просто блестящий.
Он поднял палочку и направил на жертву на случай, если Эбботу вздумается прервать вежливые, но чертовски долгие приветственные формулы напарника, и все-таки напасть. И едва сдерживался, чтобы не послать аваду, чтобы спасти обреченного от этих рады-вас-видеть. Но Лестрейндж все-таки закончил и перешел наконец к делу. Экспеллиармус был явно ни к чему, чиновник не собирался оборонятся, но даже если хотел бы, что он мог противопоставить Смертельному проклятию? Зеленая вспышка - и он так и остается неподвижно лежать в том углу, куда его отбросил предыдущий удар.
Люциус покачал головой. Уходить просто так было нельзя, надо было убедиться, что человек действительно мертв. Наверно, существовали какие-нибудь специальные колдомедицинские заклинания для этого, но маг их не знал. Пришлось обходиться подручными средствами. Еще одно Homenum revelio обнаружило в комнате только их двоих, значит все в порядке. Все оставалось в порядке еще полсекунды, затем заклинание выявило в доме, в неосвещенном коридоре в нескольких шагах от дверного проема еще двоих. Времени хватило  только на то, чтобы вовремя отреагировать но направленное в него заклинание.
- Reflecto!
Вспышка, отраженная невидимым магическим щитом, вернулась женщине, а из-за ее спины уже летела вторая. Кто бы ни возводил дом, в котором сейчас проживал Эббот, он явно не рассчитывал на масовые бои. Кабинет был более или менее просторный, хоть и заставлен самой разнообразной мебелью, но дверной проем - слишком узким, чтобы двое могли свободно размахивать палочками одноременно. Заклинание ударило в книжный шкаф над левым плечом Малфоя, не задев его, но заставляя отшатнуться и на короткое мгновение отвлечься. А затем направить палочку в сторону опоздавших гостей.
- Incendio
Вообще-то Люциус желал аврорату вообще и Праудфуту - опять? - в частности гореть синим пламенем, но получилось желтое, и он решил, что не время проявлять дотошность.
Давай, выстави свой щит и посмотрим, кто пострадает от отраженного огня - твоя напарница все еще в полушаге от тебя.

магия

Homenum revelio - все еще обнаруживает живых людей.
Reflecto - Возвращает направленые на заклинателя проклятия соответственно к проклинающему (с почти невероятной точностью).
Incendio - при употреблении этого заклинания появляется «струя огня из палочки».

Отредактировано Lucius Malfoy (2015-02-14 17:56:28)

+3

7

Между моментом, когда чувствуешь приближение противника, и первым заклинанием, летящим в твою сторону, обычно проходит не больше пары минут. Чаще всего даже меньше. Однако и этого времени вполне достаточно для того, чтобы сделать глубокий вдох и ощутить, как с молекулами кислорода по венам стремительно разносится адреналин. Пульс уже давно не учащается, и сердце бьется ровно. Никакого страха, никакого волнения, и всё чаще – никакого предвкушения. Годы постоянных стычек, крови и вспышек проклятий в каких-то жалких дюймах от лица сделали своё дело, и лишь только это ощущение, подобное природному инстинкту хищника, готовящегося броситься на жертву, осталось. Оно никуда не уходило, не становилось слабее, а потому именно в такие мгновения, когда до развязки оставалось совсем немного, вкус жизни ощущался особенно остро.
Для ясности можно представить, что в этот момент кто-то дергает за некий невидимый рычаг. Щелчок, и способность всех органов чувств усваивать информацию возрастает в несколько раз – детали, ещё тридцать секунд назад незаметные и незначительные, больше не ускользают, а, напротив, открываются с удивительной ясностью. Вот, например, у настенных часов сломана секундная стрелка, застыла между цифрами восемь и девять и, время от времени, подрагивает, точно осиновый лист на ветру. Ночью, кажется, был дождь – по карнизу мерно отстукивают ритм его капли, ещё изредка падающие с водосточного желоба. Пальцы Люциуса чуть сильнее сжимаются на полированном древке его волшебной палочки и, хотя лицо его скрыто маской, нетрудно заметить, как всё его внимание концентрируется на чернеющей пасти дверного проема. Лёгкий, едва уловимый шорох на лестнице, лишь отдаленно похожий на человеческий шаг – вот и они, гости, запоздавшие к началу представления.
Их всего двое на пороге этой комнаты – старинный знакомец Праудфут («Надо было его прикончить ещё в прошлый раз».) и с ним девчонка, чьё лицо было Рабастану смутно знакомо – то ли со школьных лет, то ли по министерским коридорам. И вдруг подумалось, что, наверное, не очень-то ценным сотрудником был ныне покойный мистер Эббот, раз Руфус Скримджер отправил ему на выручку аврора, в чьей профпригодности давно пора было усомниться, и милое глупенькое создание, решившее что начинать бой с неповоротливого и непрактичного Инкарцеро – хорошая идея. Лицо Стана неприятно кривиться под маской – мда, старина-Дурвард, будь он жив, определенно, имел бы право затаить на Отдел обеспечения магического правопорядка смертельную обиду.
«Ну, ничего, красавица, хорошеньким женщинам умом блистать вовсе не обязательно…» Палочка младшего Лестрейнджа уже указывает точно в солнечное сплетение напарницы Праудфута, и Стан с наслаждением выдыхает: – Reducto. Не успев ещё замолкнуть, замечает движение Роджера, и, взмахнув волшебной палочкой наотмашь, нарушает траекторию собственного заклинания. «Protego!» Оглушающие чары рассеиваются, ударившись о защитное поле, не причинив никакого вреда Рабастану. Но момент уже упущен. Девчонка невредима – только над её головой от потолка, в который угодил красноватый луч света из палочки Лестрейнджа, с отвратительным треском отваливаются куски отделки
– Дементор тебя в душу, Праудфут! – себе под нос шипит Лестрейндж и снова заносит палочку. Вот только заклинания произнести не успевает – его опережает Люциус. 
Мощная струя огня ярким светом озаряет комнату, слишком маленькую для боя с участием четверых. Жар ощущается моментально, и Рабастан чувствует, как на лбу под прохладным металлом маски выступают мелкие бусины пота. С этими двумя было весело, но пора заканчивать, если только ни у кого нет желания отведать на ужин чего-нибудь жареного.
Рабастан снова поворачивается к девушке. Делает несколько шагов в сторону от Малфоя, дабы больше не представлять с ним единую мишень. Улыбается, елейно и до тошноты учтиво, и плевать, что блондиночка этого не увидит. Глаза-то его, холодные, смеющиеся, она видеть может – Стан это знал наверняка. – Lacero! Отличное проклятие. Лестрейндж питал к нему особенную любовь. Правда, сегодня случай по-своему особенный – «всегда было любопытно посмотреть, как оно раскромсает симпатичную мордашку какой-нибудь юной леди».

магия

____________________________________________________
REDUCTO / РЕДУКТО адресовано мисс МакКиннон; угодило в потолок над головой Марлен
Reductor Curse (Раскидывающее Проклятие).
Этимология: от лат. reduco – «возвращать, отводить назад».
Отталкивает (раскидывает) твердые предметы с направления, указанного палочкой. Эффект определяется в зависимости от опыта. Возможно действие и на живые объекты. В принципе преодолеваемых преградах может делать отверстия (у Поттера прожгло в живой изгороди дыру)
PROTEGO / ПРОТЕГОневербально; противодействие заклинанию Праудфута
Protecting Charm (Защитные Чары).
Этимология: от лат. protego – «прикрывать, укрывать».
Защитное заклятие. Вот оно то и может защитить вас от Crucio или от Legilimens. Необходимо сотворить заклятие до того, как противник сотворит свое либо до наступления эффекта от заклинания противника. И в этом случае ничего у противника не выйдет.
LACERO / ЛАЦЕРОи снова для мисс МакКиннон
Этимология: от лат. lacero – «рвать, разрывать», lacer – «поврежденный, разорванный, разрывающий».
Это, естественно, Curse. Проклятие. Естественно, Unforgivable. Впрочем, может применяться и в относительно безобидных целях – тряпочку там порвать… На живые объекты (и мертвые тела) действует иначе – создает рваные относительно глубокие раны. Направление, место и глубина зависят от указания палочкой. Испытывалось на Магглах.

Отредактировано Rabastan Lestrange (2015-03-01 23:45:13)

+3

8

На самом деле это было чудом. Чудом, которое весьма дурно пахло и в голове отдавалось тревожным звоночком - Пожиратели всё ещё были здесь. Почему они не трангрессировали сразу после убийства Эббота? Этот вопрос тянул за собой вполне обоснованное подозрение, что всё было ловушкой, в которую они радостно только что с Праудфутом вляпались по самое не могу. Время баловства закончилось, время размышлять на темы философские ещё не пришло. Успеть то они успели, но вопрос в том, чего это им будет стоить...
Заклинание, кинутое в одного из пожирателей, вернулось назад, ломаясь об заранее выставленные щитовые чары, а Марлен тем временем юркнула в комнату, давая возможность напарнику войти и сражаться нормально, имея место для манёвра. Проклятые двери и дверные проходы - здорово держать оборону в них против целой армии даже в гордом одиночестве. Знай только кромсай по одному тех, кто рискнёт сунуться, но вот они сунулись и им надо было прорываться дальше.
А дальше начался форменный беспорядок и игры с огнём. Кто дал детям вообще разрешение пользоваться подобным? Марли не давала, Роджер, видимо, тоже, но в них полетела струя огня, как будто бы тут ещё и дракона пригласили поразвлечься. В сравнении с этим красный луч из палочки второго, аккуратно промазавшего, казался просто шалостью.
Да твою ж налево! Охренели что ли? Сгорим вчетвером в общем погребальном костре.
На то, чтобы ругаться времени не хватало, так что эти мысли скорее остались во вселенском вакууме несформулированным комком нервов и срочным подбором того, что может хоть чем-то помочь. Впрочем, самая большая помощь в этом случае была в том, что она уходила с линии, где напарник мог задеть её своими заклинаниями. Струя же пламени, заставившая шарахнуться её сильно левее.
- Defendo, - На всякий случай. Случай тут всегда был один, но разбираться в этом тоже было как-то несподручно. Как и в том, что покалыванием в пальцах отозвалось проклятие, кинутое вторым Пожирателем.
Ах же ты чистокровный выродок!
- Petrificus Totalus! - Чары туда, откуда они прилетели. Томный взгляд Пожирателя как-то не слишком впечатлил девушку, если она его вообще заметила. Кажется, глаза какие-то невыразительные. -Locomotor Mortis!
Это она кидает сразу же второму типу в маске, чтобы жизнь мёдом не казалась. Её таки сложно было сравнить в мирной жизни и на работе - куда только девалась знаменитая слоновья грация МакКиннон?

Магия

DEFENDO / ДЕФЕНДО
Shield Charm (Чары Щита).
Этимология: от лат. defendo – «защищать, отвращать, отражать».
Чары защиты от направленных на вас заклятий, создает невидимый щит, поглощающий оные заклятия. Иногда, при малом опыте защищающегося, создает легкое голубоватое свечение, но правильное исполнение ничем не выдает присутствия Щита, кроме покалывания в пальцах, усиливающегося при воздействии враждебных заклинаний. Может быть дополнено до Sphaera Defendus, создающего вокруг заклинателя щитовую сферу с тем же эффектом.
   
PETRIFICUS / ПЕТРИФИКУС
Этимология: от лат. petrosus – «каменный, каменистый».
Заклятие полного обездвиживания (либо целиком, либо частей тела).
Petrificus Totalus – Полное Обездвиживание (от лат. totus - «весь, целый»; ср. англ. total); руки и ноги по швам – и баиньки.
Предположительно, Petrificus manus (manus (genitive: -us) - рука) – обездвиживание руки. Но скорее всего необходимо указать палочкой на человека, чью руку необходимо обездвижить. Возможно, реально просто указать на часть тела и гордо заявить Petrificus.

Это Рабастану

LOCOMOTOR / ЛОКОМОТОР
Locomotion Charms.
Этимология: от лат. loco – «помещать, располагать, размещать», motorius – «двигательный».
Заклятие перемещения предметов за собой на некоторой высоте. Требует указания на предмет либо его названия. Не обязательно на латыни, естественно. Хотя вполне доступна конструкция, к примеру Locomotor Aena (от лат. aena – «медный котел»). А вот вариант этого заклятия, звучащий как Locomotor Mortis (от лат. mortuus – мертвый, умерший) подразумевает всякое отсутствие движения – его хорошо использовать на противнике.

Мистеру Малфою, ибо такого человека нельзя оставлять без внимания.

Для мистера Лестрейнджа

Сэр, буду крайне признательна, если Вы позволите мне самой описывать эффект ваших чудеснейших чар и позволите поучаствовать в процессе битвы чуть более активно тем самым. Заранее спасибо.

+3

9

Нет ничего хуже, чем вчетвером драться в тесном пространстве.
Вчетвером, потому что Эббот в мероприятии не участвовал, а отдыхал на ковре, то ли мертвый, то ли без сознания. Роджер полагал, что мертвый, в конце концов, Пожирателей было двое на одного. Большое преимущество с учетом того, что они еще и аваду умеют.
Смерть одного из руководителей департамента была событием очень прискорбным. Роджер собирался очень расстроиться по этому поводу, как только выдастся свободная минутка. Но сейчас ему гораздо больше было интересно, почему нападавшие теперь не аппарируют. Решили еще и парочку авроров прихватить?
Марли метнулась влево, освобождая Роджеру место. Вот это было вовремя. Он отступил вправо, но недостаточно далеко, чтобы один из чертовых палачей по нему промазал. Струю огня поглотило заранее установленное Дефендо. Пожар устраивал Роджера только в том случае, если начнется за спиной у противника..
Зажигать лучше буду я.
Оба засранца решили, что сначала от стаи надо отбить слабого, и оба насели на Марли. Ну ладно, ей тоже щиты удавались неплохо, а Роджеру выпала отличная возможность атаковать, пока его никто не пытался обидеть.
Inflammare. Expelliarmus.
Первое заклинание направилось в подол широкой мантии тому, кто первым подал идею шашлыка в закрытом помещении. Второе - тому, кто решил доставать Марлен.

спеллы

Пардоньте, я не умею писать длинные посты в боевку.

INFLAMMARE / ИНФЛАММАРЕ
Этимология: от лат. in – «в, на» flamma - «пламя» (ср. англ. flame); inflammo – «воспламенять, поджигать».
Заклятие поджигания, вызывает голубое (эффект описан в первой книге, заклятие – в фильме) пламя в месте или на предмете, указанном палочкой. Голубое-то оно голубое, но действует как самое обычное. Вариант этого заклятия выглядит как Loconom Inflamare (от лат. loco - «место, размещение», nomen – «название, основание, повод, предлог») – скорее всего, заклятие повышенной точности, и, возможно, пламя появится там, где предмета коснулась палочка.
Кастую невербально, достается Малфою.

EXPELLIARMUS / ЭКСПЕЛЛИАРМУС
Disarming Charm (Разоружающие Чары).   
Этимология: от лат. expello – «выгонять, гнать, изгонять», arma - оружие.
Обезоруживающее заклятие, выбивающее палочку из рук того, на кого направлено. При малом опыте можно и промахнуться. Палочку при этом отбрасывает на некоторое расстояние – в зависимости от успеха заклятия. Попутно может отбросить и самого противника.
Тоже невербально, причитается Рабастану.

Отредактировано Roger Proudfoot (2015-03-08 21:34:39)

+1

10

Reflecto
Невербальные заклинания всегда быстрее и выгоднее в бою, чем озвученные. И пусть они требуют большей концентрации и сложнее в исполнении, использовать их весьма удобно. Эту мысль однажды и навсегда вложил Малфою в голову Долохов. Или "вложил" - это не слишком точное определение для памятной разгромной дуэли, и вернее было бы сказать, "вбил"? Как бы то ни было, с тех пор у Пожирателя было достаточно времени, чтобы тренировать этот навык и в конце концов достигнуть в нем неплохих результатов, наверстывая упущенное в школе. И это пригодилось ему неоднократно, надо сказать, и если бы у Люциуса была лишняя секунда, чтобы задуматься, он наверняка мысленно поблагодарил бы наставника за этот важный урок, без которого отразить слишком быстро летающие в тесном пространстве комнаты вспышки было бы практически невозможно. Правда, времени на философствования не оставалось, а значит, благодарности откладывались на неопределенное время.
Идея погреться магическим огнем этим нежарким весенним утром, похоже, аврорам понравилась. Иначе как можно было бы объяснить то, что отразив одно огненное заклинание, Праудфут в тот же момент выпустил еще одно. Выставить очередной щит Малфой, только что отразивший атаку его напарницы, конечно не успел.
Именно в такие моменты хорошо осознаешь отличие действительно хорошей ткани от той, которой довольствоывались среднестатистические представители магического сообщества. Кто знает, было ли дело в наложенных на материал заклинаниях, которые были призваны сделать его прочнее, или, может, в каком-то особом составе. Это были проблемы портных, а Люциусу было вполне достаточно того, что за свои деньги он получал некоторые преимущества, в том числе и в бою: пола не вспыхнула, а начала медленно тлеть. Это давало несколько мгновений, необходимых для маневра. Точнее, раз уж дела в гостях у Эбботов были завершены, для того, чтобы выиграть время, необходимое для достаточно безопасной аппарации без риска поймать спиной какое-нибудь аврорское заклинание. И это тактическое отступление необходимо было подготовить соответствующим образом.
- Deprimo
Люциус закончил пасс, направляя палочку в деревянный пол под ногами авроров и рассчитывая, что покрытие, которое, судя по его скрипу под ногами, не меняли со времен принятия Статута, не выдержит удара и тем самым позволит аврорам посетить комнаты первого этажа.
- Уходим!, - на всякий случай сообщил он Рабастану, и, прежде чем аппарировать, вспомнил о еще одной немаловажной мелочи. - Deficio, мантия.

магия

Reflecto - Возвращает направленые на заклинателя проклятия соответственно к проклинающему.
В ответ на Локомотор мортис, которое летит обратно Маккиннон. Невербальное.
Deprimo - никто же не против каноничных спеллов, которых нет в списке? Пробивает препятствия судя по всему насквозь. В каноне трое человек провалились в дыру на первый этаж, мне достаточно двоих))
Невербальное, под аврорские ноги.
Deficio - Заклинание, предназначенное для уменьшения пламени или его полного угасания (в зависимости от силы; при малом опыте последнее может не получиться). Объект применения необходимо указывать.
Невербальное, гашу мантию.

Отредактировано Lucius Malfoy (2015-03-09 20:41:45)

+3


Вы здесь » AQUILONEM: SAUDADE » SONORUS » Черновики. Inter arma silent leges


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC