Вниз

AQUILONEM: SAUDADE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AQUILONEM: SAUDADE » APARECIUM » Пергамент «Tenebrosi Animas».


Пергамент «Tenebrosi Animas».

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ПЕРГАМЕНТ «TENEBROSI ANIMAS».

Самое тёмное время ждёт тех, кто творит ужасные вещи: запускает над домами Тёмную метку, преклоняется перед мощью лорда, подчиняет, унижает, убивает. Смерть маячит у них за спиной, выглядывает из глаз и плещется в сердцах. Это война, здесь нет места для любви, а они никого и не любят, только жаждут власти и безопасности.


ЛЮБАЯ ИЗ ПРЕДЛОЖЕННЫХ РОЛЕЙ ПРЕДОСТАВЛЯЕТ ВАМ ШАНС:

❖ Воспользоваться упрощенным вариантом заполнения регистрационной анкеты.
❖ Гарантированное участие в сюжете.
❖ При желании зарегистрироваться в качестве npc.

НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ:

❖ Изменять статус крови, указанный в списке.
❖ Приписывать любое родство с Гриндевальдами, Дамблдорами, Поттерами и прочими.
❖ Приписывать какое - либо родство без согласования с участником или администрацией.
❖ Приписывать небывалые магические навыки.
❖ Обладать магическими артефактами, которыми персонаж не может обладать априори.

ПЕРЕД РЕГИСТРАЦИОННОЙ ПРОЦЕДУРОЙ СОВЕТУЕМ ВАМ:

❖ Задать вопросы администрацим по поводу желаемого персонажа.
❖ Заглянуть в базовый блок и список занятых внешностей.
❖ Обратить внимание на основные положения и систему отыгрыша.
❖ Изучить подфорум, содержащий информацию о магическом мире.
❖ Внимательно прочитать правила и подсказку по заполнению анкеты.

0

2

http://sf.uploads.ru/E3q8I.jpg
ARGUS & ANGELA PYRITS | АРГУС И АНЖЕЛА ПАЙРИТС
54 и 52 года jeff goldblum & anjelica huston чистокровные


Подойди ближе, сын мой, ещё ближе, – проскрипел отец, превратившийся за неделю из здорового мужчины в сморщенного старичка. Болезнь съела его, не пощадив, и сил в его ослабевшем теле оставалось едва ли на пару часов. Он кряхтел, кашлял и отплёвывался, но сопровождавшие его в последний пусть дочь с сыном и эльф-домовик ничем не высказывали возможного омерзения.
Пообещай мне, – сказал он, справившись со своим кашлем и не заметив слюны, свисавшей с верхней губы, – что всеми силами будешь оберегать свою сестру, мою славную Анжелу. Она единственное светлое, что есть в нашей жизни, не дай ей угаснуть. И ещё… пообещай, что сделаешь всё возможное, чтобы наш род возвысился, облагородился. Сделай так, чтобы все эти высокомерные гордецы смотрели на вас как на равных. 
Мистер Пайритс никогда не забывал слов, данных отцу. И тому, и другому он посвятил немалую часть своей жизни, но ни в одном из дел не преуспел. Их чистота крови совершенно ничего не стоила из-за нищеты, в которой они родились, а все его попытки изменить положение вещей терпели крах. Природа не дала им ни красоты, ни изрядного ума, чтобы восполнить все прочие недостатки, но зато у Пайритсов было обаяние. Именно благодаря ему Аргус был популярен в школьные годы у противоположного пола, а Анжела прослыла хорошей собеседницей.
В 1947 Аргус женился на хорошенькой Селестине Бёрк. Их брак был коротким, через пять лет женщина скончалась при родах, подарив мужу наследника. И хоть причины её смерти были очевидны и не вызывали никакого сомнения, родня Селестины невзлюбила зятя, окрестив его за глаза убийцей. Брак, призванный укрепить положение Пайритсов, неожиданно оказал совершенно обратное влияние, и вскоре Аргусу и Анжеле не был рад ни один чистокровный дом.
К этому времени уже стало ясно, что Анжела замуж не выйдет. Она была чудесным, приятным человеком, но уродлива. Никто не хотел связывать свою жизнь с женщиной, которая не обладает ни выдающимися внешними качествами, ни состоянием. На рынке невест была высокая конкуренция, и мисс Пайритс проигрывала соперницам. Их фамилия так и не возвысилась бы, если бы не воля случая, по которому Пайритс узнал, что у мистера Бёрка, того самого тестя, который распускал о нём нелестные слухи, есть один занятный артефакт, способный помочь в любой беде. Остатки денег стремительно таяли, но мистер Пайритс решительно пресекал все попытки сестры устроиться на работу. И в тот день, когда ему урезали жалование, он решился на кражу. Обойти защиту мистера Бёрка было не так сложно, как могло бы показаться человеку, никогда не бывавшему в этом доме. Речь шла не о родовом поместье – то досталось старшему брату тестя, и вековой магии тут не было. Хозяин с домовиком отправились прочь из дома, и у Аргуса появились бесценные мгновения наедине с сокровищницей Бёрка. Он сглупил, когда позволил жадности взять верх, и забрал всё, что только видел. Он поверил в собственную хитрость и унёс столько, сколько смог, посмеиваясь над старым хрычом. На следующий день хит-визарды прибыли в дом Пайритсов и обнаружили все ценности Бёрков. Это было серьёзное преступление, и Аргус отправился в Азкабан на несколько лет, только вот проигравшим он себя не чувствовал. Он успел спрятать тот самый заветный артефакт: шар-советчик, ради которого решился на авантюру. И поскольку тот был артефактом тёмным, старик не мог заявить о его пропаже.
Мысль о шаре стала спасительной на холодном острове среди дементоров. И именно к нему, а не к сестре так спешил Аргус после освобождения. Анжела грешила на тюрьму, когда видела, с каким подобострастием брат глядит на заветный шар. Тот всегда говорил, что делать в той или иной ситуации, и все его подсказки были абсолютно верны. Ото дня ко дню Аргус находил всё больше поводов, чтобы задавать вопросы своему советчику, иногда казалось, он не способен и шагу сделать без этого. Анжела переживала, но её не слушали. И не обращали внимания на все её возражения против появления в доме людей в серебряных масках. Мистер Пайритс нашёл лазейку, которая привела его в общество тех, к кому он так отчаянно стремился присоединиться. Несколько раз он предоставлял свой тихий, находящийся на отдалении дом для встреч, и в это время запирал сестру наверху. Она была совершенно неопасна, поскольку никогда не пошла бы против родного брата, и в её весьма ограниченной тихой жизни отрадой оставался племянник, которого она растила и воспитывала. Мальчик родился добрым и ласковым, но не слишком здоровым, чуть глуповатым и, к сожалению, сквибом.

+2

3

http://sf.uploads.ru/iTeEv.jpg
APPULEIUS & NOLWENN JUGSON | АППУЛЕЙ И НОЛЬВЕНН ДЖАГСОН
52 и 38 лет jack coleman & carice van houten чистокровные


Урожденная бретонка, мадемуазель Драконис, чтившая своё происхождение и традиции семьи, прибыла в Соединенное Королевство 27 марта 1962 года, оставив во Франции 18 отвергнутых женихов, прельстившихся её достатком. Французы были жалкими, жадными и глупыми. Они пытались купить её на слова о безграничной любви – чувстве, в которое сама бретонка нисколько не верила. Её не забавляла человеческая глупость, она только раздражала. Великобритания же, как родина беглых бретонцев, манила молодую женщину. Нольвенн прибыла почти налегке: при себе у неё была только старая домовиха, 12 платьев, коллекция холодного оружия и сундук золота.
Нольвенн была рада, что не имела необходимости найти себе работу, ей это не требовалось, а Великобритания была так категорична в выборе работников, сужая все возможности волшебников до уровня школьной программы. Мадемуазель Драконис институтов не кончала, чем страшно гордилась. Её воспитанием и обучением занимались родители, уделив больше внимания не столько теоретической информации, сколько озадачив её полезной практикой. Однако в глазах обитателей магической Великобритании Нольвенн оказалась занятной дикаркой, чему только способствовала её верность кельтским традициям. Они её не понимали и даже опасались. Разумеется, при такой репутации у волшебницы было достаточно поклонников, но ей были совершенно не нужны временные интрижки.
Судьба смилостивилась над ней, когда через полтора года Аппулей Джагсон вернулся из своего путешествия по Азии. Он не был светским человеком. И они ни разу не столкнулись с Нольвенн на приёмах, и их встреча оказалась прозаичной, но весьма милой. Они едва не перегрызли друг другу глотки ради ритуального кинжала, выставленного в лавке артефактов. Победительницей вышла бретонка, которая, впрочем, была довольна не только самой победой, но и спором, который ей предшествовал. «Сегодня я ухожу с этим кинжалом. Но если вы на мне женитесь, он станет общим», - рассмеялась она, очаровательно улыбнувшись. Это была всего лишь милая французская шутка, однако спустя два месяца они в самом деле сыграли свадьбу. С того самого дня радость в их доме стала идти на убыль. Весь пыл супруга, видимо, вышел во время их борьбы за кинжал, и с тех пор он становился всё скучнее и скучнее. Ребёнок у них всё никак не получался. Аппулей винил супругу, она – его. Он упорно злился на неё за то, что она слишком много требовала и никогда не была довольна. Нольвенн же ненавидела супруга за то, что с ним она превращалась в одну из таких же скучных супруг-домоседок, неспособных думать головой. В сентябре она хотела отравить его, в ноябре – себя. В феврале она нашла какую-то непыльную подработку, к которой быстро охладела и ушла. Прошло ещё два года, она так и не отравила своего супруга, может, оно и к лучшему. Он пришёл домой другим, это был ещё один унылый вечер, но Аппулей выглядел иначе, более возвышенным, сосредоточенным. От неё это не могло укрыться и, нехотя, опасаясь, что кто-то может их подслушать, он тихо поведал супруге о тайном обществе, к которому успел присоединиться. Они присматривались к нему не одну неделю, и ещё столько же Джагсон готовился к заветной встрече с величайшим волшебником современности. Нольвенн не гордилась им, она была нисколько не рада тому, что её муж сделал правильный выбор и получил метку на предплечье, потому что по её личному мнению он был совершенно ни на что не годен. Но она нашла удобным новое положение Аппулея и манипулировала им, как только умела. Она использовала супруга, чтобы добывать полезную информацию, подсказывала, как исполнять задания Лорда. По факту не он, а она была на службе у Тёмного волшебника. Но об этом никто не знал, и она старалась всего лишь быть тенью за спиной собственного супруга. В конце концов, в этом тоже есть свои плюсы. В 1978 году случилось сразу два события, которые пошатнули укоренившиеся порядки их семьи. Нольвенн оказалась беременна, а Аппулей с помощью колдомедицины окончательно убедился в том, что не может завести детей. Её измена была очевидна, и, выйдя из себя, супруг посмел поднять руку. Другая женщина бы испугалась, покаялась бы, пристыдилась. Но  бретонке не было стыдно за своё поведение, она считала его единственным возможным. «Если ты хочешь сдохнуть, не оставив после себя наследников, то я нет. И это не мои проблемы, что ты не в состоянии их завести. Но если ты только попробуешь ещё раз поднять на меня руку, это будет последним, что ты сделаешь», - выпалила она, и в эту минуту её обычно такой очаровательный акцент ничуть не казался супругу милым.

+1

4

http://sf.uploads.ru/xhXyz.jpg
BALDHELM & BALDWINE SELWYN | БАЛДХЕЛМ И БАЛДВИН СЭЛВИН
37 и 35 лет jj feild & lee pace чистокровные


Настоящие страдания никогда не были знакомы братьям Сэлвин. Они росли, окруженные поддержкой и заботой семьи, в которой было принято почитать старших и снисходительно относиться к младшим, прощая им мелкие шалости. Братья были практически неразлучны и то и дело шалили. Матушка не чаяла в малышах души, а потому прощала им подчас слишком много. Мальчишки же не только подначивали друг друга, но и вдохновляли. Им никогда не было скучно вдвоём, даже более того, именно в такой компании они и предпочитали проводить время. Ни Балдхелма, ни Балдвина язык не повернулся бы назвать нелюдимыми. Конечно, больше внимания они уделяли своему братскому миру, но всегда были готовы утащить кого-то ещё в свои игры. Они никогда не сторонились кузенов и кузин, и именно вокруг них и разворачивалось основное действо. Сэвлины всегда играли главные роли.
Расставание с братом до одинадцатилетия было единственным потрясением маленького Балдвина, который прежде никогда не оставался без старшего. Но и это они успешно пережили, как и вынужденную разлуку после выпуска Балдхелма. Когда Хогвартс остался позади, оба брата отправились в длительное путешествие по миру. Сильнее всего прочего их интересовали всевозможные заклинания и магические обряды тех или иных стран. Сэлвины впитывали эти знания с удивительной скоростью. Пусть они нещадно путались в ингредиентах зелий и с трудом отличали одних волшебных тварей от других, к своему возвращению в 1970 году они могли похвастаться тем, что без сомнения стали одними из самых умелых заклинателей своего поколения.
Они оставались веселы, легкомысленны и легки на подъём, но их сердца отравило честолюбие. Желание быть не просто лучшими, но признанными волшебниками. Их живо интересовала история Геллерта Гвиндевальда, особенно причины его неудач, но большая часть информации оказалась утрачена или скрыта от посторонних глаз, так что братья не смогли узнать правду. Зато история одной громкой французской дуэли как-то быстро облетела всех знакомых, и пусть для французской магической аристократии они были теперь персонами нон-грата, это только поспособствовало их популярности. Но мелкие выходки были слишком скучны, чтобы повторять их из раза в раз, дух Сэлвинов требовал чего-то более масштабного, могущественного, и когда знакомые обмолвились об одном великом волшебнике, чьей силы хватит, чтобы уложить обоих юных колдунов на лопатки, братья заинтересовались так живо, что сами стали искать встречи. И нашли на свою беду. Теперь на их предплечьях красуется чёрная метка - символ Того-кого-нельзя-называть, а они старательно исполняют собственные задания, мечтая о том дне, когда вся власть окажется в руках у Лорда, а им будет предоставлена полнейшая свобода действий, которую не будут ограничивать никакие законы магического сообщества. Они ещё не знают, что это время не настанет, и что один из братьев будет убит при оказании сопротивления аврорам. Пока ещё их жизнь прекрасна и не омрачена печальными событиями. Балдхелм не испытывает никаких угрызений совести за свою причастность к беспорядкам магического мира, но вот его брата происходящее постепенно начинает угнетать, несмотря на все попытки избавить его от чувства вины.

0

5

http://sf.uploads.ru/PLJ53.jpg
CHRISTINA PUFFETT | КРИСТИНА ПАФФЕТТ
24 года evan rachel wood полукровка


«В жизни, Кристина, надеяться стоит только на себя», – любил повторять отец, и после его смерти она окончательно в этом убедилась. Всё, что было у её семьи, отошло к брату, она же по его милости осталась ни с чем. Смекалка и здравомыслие, к сожалению, нисколько не помогали ей в поиске работы. Везде требовались волшебники, обладавшие достаточными магическими навыками, которыми Паффетт не могла похвастаться. А многие другие профессии она считала для себя неподходящими, унижающими её достоинство. Но, к сожалению, подобное самомнение не помогало себя накормить, и иногда девушке приходилось идти с самой собой на компромисс. 
Однажды она ошивалась в Лютном в поисках подходящей работёнки, когда набрела на лавку «Борджин и Бёрк». Унылое и мрачное местечко выглядело привлекательно, в отличие от владельца, который, впрочем, от Паффетт тоже не был в восторге и отправил её на все четыре стороны. Отправил - и забыл, скрывшись в недрах своей лавки, а Кристина присела отдохнуть в уютном уголке, и эти двадцать минут её жизни стали самыми интересными за последние годы. Что они покупали, а что они продавали! Это было даже не столько банальное любопытство, сколько неподдельный восторг. Второй джентльмен, которого она застала там, ушёл, лишь осведомившись о товаре, из чего Кристина сделала вывод, что спрашивал он не для себя. И уже через мгновение после того, как владелец лавки вновь исчез из виду, Кристина поспешила догнать незнакомого покупателя.
А вы знаете, что за пятнадцать минут до вас один мужчина уже интересовался этой вещью? – посерьёзнев, осведомилась она, хотя внутри всё так и плясало от невероятной радости. Чувство эйфории разрасталось в ней и стало ещё сильнее, когда удивленный незнакомец обратил на неё свой неожиданно заинтересованный взор. Он расспросил Кристину обо всём, что она знала, прежде чем уйти.
И всё это время вы были там, мисс? Поразительно! Могу ли я рассчитывать, что в следующий раз вы передадите мне, если этот джентльмен вновь появится здесь? Поверьте, я в долгу не останусь, – сказал незнакомец, и Кристина неожиданно согласилась. На несколько дней ей пришлось устроиться к мерзкой ведьме, чья лавочка располагалась аккурат напротив заветной лавки. Отсюда было прекрасно видно, кто приходит и уходит. Посетителей было мало, платили жалкие гроши, и те – за уборку, но Паффетт это нисколько не смущало, она была полностью поглощена новой для себя ролью. Впервые в жизни то, за что она себя постоянно кляла, сыграло ей на руку. С самых малых лет Кристина была невидимкой. Нет-нет, она совершенно никуда не исчезала, но люди не замечали её, словно бы её и не было поблизости. Сколько раз на неё пытались сесть в большом зале, попросту не заметив! Близких друзей у неё не было, поскольку обращать своё внимание на юную волшебницу никто не торопился. Зато она была в курсе всех секретов, которыми делились соседки по спальне, потому что её присутствие никогда не учитывалось. А теперь её никто не замечал во взрослой жизни, и это было только ей на руку. Шпионаж принёс свои плоды, и через три дня ожидания первый покупатель вновь вернулся, и девушка шагнула в камин, назвав незнакомый адрес, который продиктовал ей заинтересованный колдун. Её награда была более, чем подобающей, несмотря на то, что волшебница так и не узнала, чем закончилась эта история. Но лично для неё у случившегося было своё продолжение. Джентльмен предложил и впредь выполнять для себя столь же неоднозначные задания, которые будут щедро оплачиваться, если она и впредь станет помалкивать об этом. Кристина согласилась, и ей не составило труда быстро смекнуть, что работает она вовсе не на одного джентльмена, а на целую группу людей – людей в серебряных масках. Всю необходимую информацию, которую они не могли бы достать, не вызвав подозрений, девушка-невидимка с полукровным происхождением добывала умело и достаточно быстро. Это был её кусок хлеба и её спасение, потому что война не коснётся её, пока она остаётся полезной для этой группы незнакомцев. Она никогда не спрашивала имена и подробности, руководствуясь тем, что меньше знаешь – крепче спишь. Не то, чтобы ей ни разу не было страшно из-за происходящего в стране и не было жутко от своей, пусть и косвенной, причастности к этому, но она предпочитает не думать в таком ключе.

0

6

http://sf.uploads.ru/jR7lk.jpg
REGULUS BLACK | РЕГУЛУС БЛЭК
18 лет skandar keynes чистокровный


В отличие от брата, делившего мир на чёрное и белое, Регулус воспринимал свою жизнь с благодарностью. Он не видел в родителях врагов и не пытался всячески им противостоять, даже более того, в свою отроческую пору он старался устроить слабый мир между Сириусом и Вальбургой, но был вынужден принять собственное поражение. Младший Блэк не был ни опрометчивым, ни импульсивным, он тщательно взвешивал свои поступки и, будучи любимцем семьи, всегда обдумывал, как отразится то или иное событие на родных. Едва ли кому-то другому могло прийти в голову оберегать Вальбугу Блэк, а он оберегал. Едва ли кому-то другому захотелось бы любить её, а он любил. И тем больнее ему становилось от выходок брата, направленных, казалось, исключительно на то, чтобы навредить их семье. Регулус не был воином, и поэтому никогда не враждовал с братом, пусть даже и не понимал его стремлений, поэтому все его попытки противодействия носили исключительно мирный характер. Пока Сириус бунтовал, его младший брат делал всё правильно и заслуживал семейную любовь. Но ему нужны были не похвалы и восхищения, а мир в доме. Но даже видимости благополучия не удавалось создать, когда Сириус сбежал из дома раз и навсегда. Судя по всему, он никогда не жалел об этом своём решении. Его выжгли с дерева, и Регулус не сразу смог справиться с потрясением. Теперь младший Блэк был не только самым любимым и послушным ребенком, на которого можно было бы положиться во всём, он стал единственным наследником Ориона и Вальбурги и старался ничем не расстраивать родителей. Он жил ради того, чтобы скрашивать их жизни, и ему не было сложно поступаться собственными мыслями и желаниями ради других. Он не злился на брата и не завидовал его свободе. Если для Сириуса такая жизнь казалась заточением, Регулус воспринимал это, как свободу с некоторыми условностями, вроде следования всем семейным традициям. В шестнадцать он получил метку на руке, самый, кажется, юный из Пожирателей. Зачем он только нужен был Лорду, если ещё учился в школе? Но Вальбурга страшно гордилась сыном, и он невольно тоже гордился, преклоняясь перед величием Тёмного Лорда. До выпускного осталась пара месяцев, и они пролетят так быстро. Омрачает предвкушение взрослой жизни и полноценного служения идеям великого волшебника только тот факт, что отец почему-то занемог, но Регулус не верил в то, что с Орионом может случится какая-то беда, тот не был стар и немощен, особенно для волшебников, тем более, что у Блэков достаточно средств, чтобы отплатить лучшим целителям Мунго. Война, набирающая обороты, и страшные заголовки газет казались младшему Блэку провокацией, потому что никакой чистокровный волшебник до подобных ужасных деяний не опустится. Он не верил или предпочитал не верить, помня о том, что на него надеются родители. Свою метку он воспринимал, как знак благородного служения высоким идеалам чистой крови и желанию возвысить их и донести до каждого волшебника. Это то, чего от него хотели родители, и поэтому Регулус не искал попыток разочароваться в их взглядах и пристрастиях. Его вела слепая вера в непоколебимую правильность традиций и обычаев их семьи.

0


Вы здесь » AQUILONEM: SAUDADE » APARECIUM » Пергамент «Tenebrosi Animas».


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC