Вниз

AQUILONEM: SAUDADE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AQUILONEM: SAUDADE » SONORUS » Книга II, Глава V. Хрустальная ночь.


Книга II, Глава V. Хрустальная ночь.

Сообщений 31 страница 33 из 33

1

ГЛАВА V. ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ.
The so called chosen ones can't annihilate the beast inside us.

1 марта 1979 года.
Великобритания: Косой переулок.


‒ Я слышал, что теперь мы считаемся не просто отребьем, но ещё и угрозой для покоя магического общества. Чистокровные волшебники не хотят иметь с нами ничего общего. Родители моей Элизы побледнели, едва узнали, что в моей семье нет ни одного волшебника, словно это делает меня человеком второго сорта, ‒ распылялся молодой человек, замечая в глазах собеседников отклик.
‒ Кем они себя только возомнили? Кучка небожителей и ретроградов. Их бесценный мир магии изжил бы себя, не будь неравных по крови браков, ‒ согласно кивала одна из присутствующих девушек.
‒ В конце концов, нас ничуть не меньше, и мы можем устроить митинг, мы можем выйти на улицы магического Лондона с плакатами и лозунгами, чтобы наш единый голос услышали все!

Этот день мог бы войти в историю. Магический мир прежде не видел такого рода революций. Восстания гоблинов и других народцев сохранились лишь на страницах книг по Истории магии. Волшебникам же никогда не приходило в голову, что свои права можно отстаивать, слишком уж сильны были консервативные веяния этого мира. Однако сознание магглорожденных было открыто информации, которую они черпали дома из газет и телевизионных новостей, и теперь они собирались последовать примеру лучших. Косой переулок оказался заполнен митингующими. Сердобольная колдунья где-то в самом центре этой круговерти предлагала бесплатный сироп каждому смелому магглорожденному магу и тем колдунам, которые решили присоединиться к оппозиции. Никто не предвещало беды, однако, было наивно и глупо её не ожидать, разве собрать неугодных Тёмному Лорду в одном месте ‒ не гениальная идея?

Участники: Roger Proudfoot, Margaret Fisher, Murtagh Todd, Llewyn Catchlove, Gwendoline Wadcock, Walter Hills, Lily Potter, Brendan A. Ollerton, Aileas Bones.

+3

31

   Кажется, магглы говорят, что людям полезно учиться на своих ошибках, будто бы раз попав в сложную и неприятную ситуацию, они вынесут для себя хороший урок, и в следующий раз попытаются избежать повторного случая. Все это прекрасно и, может быть, работает на маленьких детях, которым в принципе сложно что-то объяснить в столь юном возрасте, но уже со взрослым окрепшим организмом, обладающим своей волей и своим мировоззрением, эта стратегия не сработает. Сей пример можно узреть как раз в данный момент на многолюдной улице.
   Почему ни на кого из присутствующих должным образом не сработали ужасающие своей жестокостью заголовки газет, где описаны очередные расправы над целыми волшебными семьями? Почему переживая трудные времена, когда каждый помнит о том, что нужно на ночь закрывать дверь покрепче и днем не доверять никому,  они пришли сюда сегодня, нисколько не заботясь о своей безопасности или о том, что могут в дальнейшем возникнуть проблемы, если кто-либо из знакомых заприметит его лицо в толпе? В конце концов, неужели все забыли о том, что произошло считанный месяц назад на этом же самом месте? О, как коротка человеческая память!
   Глупцы те, кто решил, что этот безобидно начинающийся балаган им и останется, а не трансформируется в нечто большее, страшное, непредсказуемое. Под натиском людей, что напирая сзади ближе к сцене разинув рты слушали пламенные речи ораторов, никто и не заметил как чужие умы были порабощены общей мыслью волнения, притупившей чувство опасности. Толпа в принципе обладает свойством коллективного разума, сводящегося к примитивным, притупленным желаниям. А тот, кто взбунтуется, попробуй выбраться из этого людского моря - не пустят!
   Вот и тебе явно не светит в данный момент покинуть Косой переулок. Вроде бы выражаешь благородный порыв, за который маменька точно бы похвалила своего единственного сынка, но рыжеволосая девушка решила сыграть в "Начальника - подчиненного" и командным тоном велела оставаться здесь, мол сама доставит старушку в ваших руках в Мунго, а ты в этой компании будешь только лишним. Ох уж эти женщины с их извечным "я сама!". Бывают моменты, когда нужно забыть о своей гордости и воспользоваться помощью джентльмена, но нет, как же. Смерив незнакомку долгим взглядом серьезных карих глаз, коротко изрекаешь:
   - Ладно.
   Пожалуй, так даже будет лучше. То ли геройственней, то ли  глупее. Нет бы последовать примеру остальных и,  в испуге подхватив истоптанную чужими ботинками мантию, трансгрессировать куда подальше, сделать вид, что тебя здесь не было никогда, а если кто и заметил, сослаться на глюки и помутнение рассудка.
   Чем дальше - тем хуже. Паника разрослась и начала просачиваться даже в самые крепкие умы, что оставались до последнего собранными. И у тебя сердце нехорошо екнуло, пропустив один удар, вытянув паузу, во время которой душа успела улететь камнем в пятки. Кто-то толкнул тебя плечом, едва не снеся в сторону, огрызаться было некогда. Женский крик откуда-то спереди заставил неприятные мурашки пробежать по спине, а дым, заполнивший улицу, только добавил уверенности в том, что ничем хорошим этот день не закончится. И если ты в очередной раз выберешься из этой передряги сухим, Луи, то в сотый раз докажешь окружающим свою дьявольскую везучесть, которой незаслуженной наградила при рождении Судьба. Нижайший ей поклон за проявленную щедрость, ведь она не раз спасала твою пятую точку из самых безнадежных ситуаций, спасет и сейчас, тьфу-тьфу-тьфу, три раза через плечо.
   Оглядываясь вокруг в поисках того самого волшебника, о помощи которому попросила девушка, уже успевшая трансгрессировать со старушкой в безопасное место, взглядом натыкался на перекошенные и испуганные лица, осознавая одну простую истину: тебе повезло уже в том, что эта необычная болезнь не коснулась тебя и ты не крючишься на земле от резкой боли в животе, голове или другой любой части тела. О, счастливчик, Кэчлав, чтоб тебя ко псам собачьим!
   Чего только стоит парниша с диковатым, бессмысленным взглядом выпученных красных глаз, что так рьяно отказывается от посторонней помощи. Чтобы с ним ни было, ты не хотел бы оказаться на его месте, даже если бы тебе предложили миллион галлеонов. Хотя...нет, точно не согласился бы.
   Руки машинально начали шарить по всем карманам, в то время, как сам не сводил внимательного взгляда с безумного волшебника. Успел облапать ладонями всего себя, прежде чем нашел нужное, ох уж эта неряшливость. Наведя волшебную палочку на несчастного, выпалил первое, что пришло в голову:
   - Petrificus Totalus!
   Неплохо, очень даже неплохо. В состоянии оловянного солдатика его будет намного проще отправить в больницу, а ты можешь смело объявлять себя героем дня, жаль, что некому оценить и вручить медаль.
   Не выпуская палочку из крепко сжимающих ее пальцев, шагнул вперед и свободной рукой схватился за плечо парня, собираясь аппарировать. Для всякого геройства нужно знать меру. Но от бравых подвигов рыцарей как всегда отвлекают дамы сердца, правда в этот раз бывшего флерного наваждения. Поколебавшись несколько секунд, возвращаешься назад, туда, где маячком служат рыжие волосы одной из семейства Вэдкок.
   - Сегодня не самый лучший день для прогулок юных леди, не так ли? - Нервная шутка срывается с языка быстрее, чем ты осознаешь это и протягиваешь руку Гвендолин. - Без самых пошлых умыслов, предлагаю ретироваться!


заклинание

PETRIFICUS / ПЕТРИФИКУС
Этимология: от лат. petrosus – «каменный, каменистый».
Заклятие полного обездвиживания (либо целиком, либо частей тела).
Petrificus Totalus – Полное Обездвиживание (от лат. totus - «весь, целый»; ср. англ. total); руки и ноги по швам – и баиньки.
Предположительно, Petrificus manus (manus (genitive: -us) - рука) – обездвиживание руки. Но скорее всего необходимо указать палочкой на человека, чью руку необходимо обездвижить. Возможно, реально просто указать на часть тела и гордо заявить Petrificus.

+1

32

Можно было даже гордиться собой отчасти: свою задачу он выполнил, убедительная паника накрыла Косой переулок, а его первоклассная отрава, собственноручно им же розданная, действовала замечательно.
А вот действие оборотного зелья, обеспечивавшего ему облик милой рыжеволосой ведьмочки, подходило к концу, и если Снейп не хотел гулять по Косому переулку в женских шмотках не по размеру (а он не хотел) – пора было быстренько аппарировать отсюда. Что Снейп и собирался сделать. Если бы не нарисовавшийся прямо перед ним молодой джентльмен с самыми добрыми намерениями и предложением руки.
Вот уж некстати.

Северус искренне и всей душой надеялся, что у него всё ещё не вырос великолепный фамильный нос. И что вообще он всё ещё был похож на Гведолин больше, чем на самого себя. Вот что ему в ближайшие минуты совершенно не улыбалось – это компания, даже столь галантная. И ретироваться – действительно хорошая мысль. В том числе и от этого молодого человека.
В голову не пришло ничего умнее, чем испуганно взглянуть ему в глаза и шарахнуться в сторону, в клубы дыма. Если Гведолин с ним знакома – пусть потом сама придумывает, как объяснить подобное своё поведение…
Причём «меня вообще там не было, это всё Пожиратель Смерти под оборотным зельем» - вполне себе неплохой, а главное – правдивый вариант.
Надо было, конечно, сбегать раньше, но встретилась Лили, и это немного спутало планы. На счастье, она, вроде бы, не пострадала от сиропа, который на деле был, разумеется, ядом. Если бы Лили угораздило отравиться его стараниями, Северус был бы, мягко говоря, расстроен.

Он и так, по сути, был не в восторге. Вроде бы – да, задание выполнено, овации его стараниям, в магическом мире по-прежнему террор, война и мрак, а всё во имя светлого будущего, разумеется. Но всё же, хоть он и был, конечно, сволочью, каких поискать – улыбаться губами этой Гведолин и совать в руки детям стаканчики отравы было немного слишком даже для него. Конечно, цель оправдывает средства. Конечно, дети – отвратительные существа по природе своей, паразиты общества и личинки настоящих людей. Конечно, их родители – дебилы, раз притащили чад на такое уже не потенциально, а действительно опасное мероприятие, и да очистится генофонд от потомства идиотов. Но это в теории, а на практике – просто тошно.
От всего, происходящего вокруг.
Всегда будут жертвы. Стараниями ли Северуса или кого угодно другого – без взятки в виде рек крови революция не вершится. Необходимая жестокость. Цена светлого будущего. Подумаешь, какие-то люди. Какие-то ни в одном из миров не нужные грязнокровки, выродки что там, что здесь. Это нужно. Иначе никак.
Ведь правда?
А сейчас – сжать зубы и продолжать, пока никто внимания на изменения в облике Гведолин не обратил.
Северус обернулся вокруг своей оси, аппарируя прочь из Косого переулка.

+2

33

Боль распространилась от затылка к вискам, в горле было сухо, хотелось пить и никогда не вставать. Холодный воздух поддувал под платье, заставляя задуматься о том, как долго она так лежит, и не успела ли уже простудиться. С трудом приняв сидячее положение, малышка Гвендолин тихо вскрикнула – боль обожгла заднюю часть головы. Неуверенно рукой ощупав затылок, она убедилась, что он не раздроблен на части, как ей кажется, но шишка будет, да ещё и серьёзная, а, может быть, даже и небольшое сотрясение. В любом случае, надо показаться целителю, как только у неё появится такая возможность. Глаза ничего не видели, и Гвен тщетно щурилась, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь в нескольких шагах от неё. «Где я? Что происходит?» ‒ немедленно накатила на волшебницу легкая паника, и головная боль с холодом тут же отошли на второй план, потому что девушку пробила дрожь страха – она вспомнила, как её ударили по голове и, пока она лежала на полу, всё никак не желая терять сознание, закапали несколько капель некого зелья ей в глаза.
После – темнота. Как ни старалась, Вэдкок не могла вспомнить дальнейших событий. Лицо нападавшего не представало перед её внутренним взором. Дрожащей рукой Венди ощупала своё платье, нервно одергивая его, попутно пытаясь убедиться, что оно цело, и она сама цела. Не считая пострадавшей головы. Она всё щупала свои ноги и руки и щупала, боясь до ужаса, что с ней сотворили что-то ужасное, но никаких признаков противоестественных деяний не находила. Наконец, юная девица вынуждена была констатировать утешающий факт: нападавшему до её чести не было ровным счётом никакого дела, так что можно расслабиться и попытаться понять, где она находится и для чего её сюда поместили. Стрекоза замерла, прислушиваясь к звукам вокруг себя. Но тишина вокруг глубока и всепоглощающа, легкие шорохи и едва различимые скрипы не дают девушке представления о том, что её окружает. Она лишь надеялась, что это обитаемое место и кто-нибудь скоро её найдёт и спасёт. При мысли о «ком-нибудь» юное сердечко невольно дрогнуло, рисуя в воображении девушки Уолтера в сияющих доспехах, пинком открывающего дверь, чтобы спасти свою принцессу из башни. Кстати, о двери: наверняка она здесь должна быть, что Гвендолин и решила поскорее выяснить, решительно поднимаясь на ноги. Вытянув вперед руки, девушка сделала несколько шагов вперед и ожидаемо наткнулась на препятствие. Крошечные, почти детские ладошки послушно ощупали стену впереди. Чувствительных ноздрей коснулся знакомый запах красного клёна. В мастерской! Она в мастерской! Никто не похищал её! Гвен едва не запищала от радости, когда поняла, что напавший на неё незнакомец, всё-таки оставил её в покое. «Возможно, его кто-то спугнул…» - подумала Гвен, всё ещё до конца не готовая отпустить образ светлого рыцаря Уолтера из памяти. «Ах, как он, должно быть, хорош в битве…» - мечтательно подумала Гвендолин, вспоминая, что однажды Хиллс уже успел её спасти от Пожирателей Смерти. Он был настоящим Рыцарем, готовым спасти беззащитную даму. Венди затрепетала от волнения, и даже в темноте можно было бы увидеть, как её щёки запунцовели. Гвендолин торопливо отмахнулась от сладких грёз, продолжая искать выход. После нескольких попыток, ей удалось подцепить крючок на двери и выбраться наружу. Взлохмаченная девушка оказалась в лавке и, приглаживая волосы, с содроганием направилась к выходу. Косой переулок был на месте, но по улице бежали перепуганные люди. Гвендолин невольно шарахнулась назад, воспоминания февраля оттолкнули её. Она живо вспомнила, как они бежали по улице с Уолтером, держась за руки, спеша удалиться от смертельной опасности – людей в масках, которые без колебаний убили десяток волшебников. Выпускнице Рейвенкло почудилось, что она вновь видит изломанные тела вдоль улицы, воображение дополнило картину, а  клубящийся туман лишь придавал картине зловещего ужаса. Вэдкок не знала, что и делать, как быть, но через минуту очнулась. Людей в плащах и масках не было и, хоят люди явно были взволнованы, ничего уж очень страшного не происходило. В толпе мелькнули рыжие волосы. Её рыжие волосы. Гвендолин вскрикнула и прижала руки к лицу.
- Не может быть!
Быстро выскочив из «Волчьей квинты», Венди бросилась вперёд, на площадку, которая выглядела так, будто на ней собирались устроить какое-то выступление. Рыжие волосы затерялись в толпе, и Гвен уже не могла сказать, что видела. Столкнувшись с Льюином, она опять вскрикнула – на этот раз от неожиданности:
-Что же тут произошло? Ни слова не говори: надо немедленно бежать отсюда, - поддавшись инстинкту самосохранения, сообщила девушка, и они благополучно аппарировали.

+1


Вы здесь » AQUILONEM: SAUDADE » SONORUS » Книга II, Глава V. Хрустальная ночь.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC