Вниз

AQUILONEM: SAUDADE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AQUILONEM: SAUDADE » SONORUS » Книга II, Глава III. Часть II. Слабое звено [завершен].


Книга II, Глава III. Часть II. Слабое звено [завершен].

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

ГЛАВА III. ЧАСТЬ II. СЛАБОЕ ЗВЕНО.
Найдутся и те, кто придет за тобой.
Также скованные одной цепью,
Связанные одной целью.

18 февраля 1979 года.
Великобритания: остров Льюис, рыбацкая деревня.


- Я слышала, что он способен пробить любую защиту, - содрогнулась юная орденка, прислушиваясь к общему обсуждению.
- Легенды гласят, что так оно и есть. Иммитис был выкован гоблинами много столетий назад. Многие артефакты постигла подобная участь, и он не был исключением - настал момент, когда меч попал в руки к волшебникам. Истории гласят, что он буквально купался в крови, так или иначе, однажды владелец этого удивительного предмета оказался убит, а сам меч поместили в ларец, защищавший от всевозможных посягательств. Летописи не хранят упоминаний о том, где и когда артефакт был спрятал от жадных взглядов, но есть сила, которая способна развязывать языки пуще пыток и денежных вознаграждений, имя ей месть. Из желания отмстить иные способны на любую подлость, даже предать узы крови. Но, что же, если бы человеческая природа была иной, мы бы никогда не получили эту ценнейшую информацию... ещё лимонных долек?

Но не только орденцам стало известно о местоположении заветного артефакта, с которым можно было бы подойти даже к самому защищенному врагу, Пожиратели прознали об этом немногим позже и вскоре уже были готовы отправиться на поиски ларца, сокрытого где-то на дне заброшенного колодца, что находится близ небольшой рыбацкой деревушки на острове Льюис. Не так важно, кому первым суждено добраться до ларца, потому что он не так прост, как может показаться на первый взгляд. Магия артефактов способна на то, о чём многие и не думали, тем более не подозревали об этом представители противоборствующих организаций. По крайней мере, сюрприз будет не смертельным, что, согласитесь, тоже не так уж и плохо, но обоим посланникам придётся потратить значительно больше времени на завершение операции по обретению меча, чем они могли предположить.

Участники: Dorcas Meadowes, Lucius Malfoy, Fabian Prewett, Cyrus Bagnold.

0

2

Холодные волны северного моря накатывают на белый песчаный пляж. Пляж абсолютно пуст, если не считать нескольких оставленных на берегу ветхих лодок. Февраль - не лучшее время для рыбного промысла, но эти лодки, даже собственные владельцы посчитали слишком старыми и бесполезными, чтобы беспокоиться об их сохранности и укрывать их от зимней непогоды в сараях. Сами же владельцы, по всей видимости, обитали в небольшой деревне на несколько десятков домов, которая расположилась недалеко от побережья на склоне холма.
Тишину на морском берегу нарушает лишь размеренный гул волн, удары колокола, доносящиеся от деревенской церкви и неожиданно раздавшийся негромкий хлопок аппарации.

Малфой вдохнул холодный, пахнущий солью и травами влажный воздух и осмотрелся. До рыбацкой деревни было не слишком далеко, он удивился, насколько точно смог аппарировать в совершенно незнакомую местность.  Мужчина неспеша направился в сторону поселения, невольно отсчитывая про себя удары колокола.
Если я правильно понимаю, этот звон собирает магглов на их еженедельные встречи. Тем лучше. Меньше любопытных глаз - меньше проблем.
С белого песка он ступил на вересковую поросль. Дорога теперь поднималась в гору, но все равно идти по зеленому ковру было куда приятнее и проще. Люциус осмотрелся по сторонам, отмечая особую неброскую красоту северного пейзажа.
Все же нам повезло родиться и жить в удивительных местах. Стоит вести эту войну, чтобы страна была идеальна не только внешне, но и по укладу жизни.
Мысли о войне напомнили мужчине о цели его путешествия, и он стал вглядываться в окрестности пристальнее, отыскивая взглядом заброшенный колодец, который ему описывали. Заметив нечто похожее в сотне ярдов от себя, Малфой свернул с тропы и, несколько ускорив шаг, направился в том направлении. Он уже предвкушал встречу с интереснейшим артефактом, который несомненно мог сделать честь любой самой богатой коллекции, хотя вряд ли когда-нибудь попадет в руки истинному коллекционеру. И, конечно, награду за успешное выполнение задания.
Что ж, это не должно быть слишком сложно. Скорее всего, никто, кроме нас не знает о мече, а все предостережения были просто излишними предосторожностями.
Подойдя, наконец, к цели, Люциус даже не дал себе времени восстановить дыхание. Он достал палочку и провел ею над колодцем, проговаривая заклинание, которое могло выявить магический след. Если в глубине скважины действительно спрятан настолько мощный артефакт, он должен недвусмысленно заявить о своем присутствии.

+1

3

Трансгрессия особых проблем у Доры не вызывала, так что она довольно быстро оказлась в нужном месте, вспышка и вот уже стоит себе возле водной кромки, недалеко от небольшой деревушки. Рыбацкий промысел для Медоуз всегда был чем-то особенным, и пусть, не очень важным, но точно волшебным и каким-то чудесным. Все дело в прочтение замечательной повести Хемингуэя "Старик и море". Да и вообще, что может быть чудесней запаха на побережье, прекрасней закатов и восходов на берегу? По мнению Доркас, почти ничего и нет.
На улице февраль, грязно, слякотно. Изо рта пар, ну и табачный дым, это было всего лишь вторая сигарета за день, так что никаких угрызений совести и иже с ними До не испытывала, а уж тем более учитывая, что она шла вдоль берега в одиночестве и оправдываться не перед кем, да и не привыкла Дорри отчитываться о своих действиях, а уж тем более, зависеть от чьего-то мнения.
Цель была уже рядом, но Долли приостановилась и посмотрела на небо, уж очень оно красиво, да и состояние некой возбужденности ушло вместе с первой затяжкой, по телу теплой волной растекалось спокойствие. Дора могла простоять так целую вечность, но, работа есть работа, отлынивать ни в коем разе нельзя.
Медоуз ускорила шаг, все меньше размышляла о прекрасном море, о том, что дать бы ей волю, и она отправилась бы на корабле куда глаза глядят, а лучше, в Нэвэлэнд, познакомилась бы с Крюком и помогала бы Питеру, а может и наоборот, кто знает, что на уме у мальчишки?
Медоуз вышла на тропу и обернулась, в поисках нужного, а именно колодца. И, кажется, вот и он, правда рядом с ним какой-то человек. Стараясь быть незаметной, Долли подошла ближе, дабы рассмотреть того, кто посягал на артефакт. Он стоял спиной, и Дорри лишь догадывалась, что это - Люсиус Малфой, представитель древнейшего чистокровного рода и работник министерства. Какого черта он здесь забыл? И уж явно он не лютиками тут любуется. Посланник Лорда? Ну да, как же, именно поэтому стоит весь такой "не прикрытый". Видимо, тоже пронюхал и решил присвоить, какже, разбежался
Сидеть в засаде было бессмысленно, толку здесь от ожидания? В любой момент Малфой ( если это все-таки он) мог достать нужное и исчезнуть, так чего же ждать? Адреналин уже зашкаливает, но Доркас всегда славилась умением себя контролировать, так что не Дора не тряслась и не мечтала оказаться где-то в другом месте, и уж тем более не лезла грудью на баррикады. Долли просто вышла из-за дерева, за стволом которого и скрывалась, и подошла ближе, очень хотелось выкрикнуть что-нибудь пафосное, в духи: "Бросайте оружие, руки за голову", но Долли же не в кино, пришлось обходится простым:
-Добрый вечер, сэр. Позвольте узнать, что Вы здесь делаете? - Медоуз не умела стрелять в спину, тем более, ни в преступника, а обычного мага,, палочку она держала наготове, но в ход её пускать пока не собиралась.
[NIC]Dorcas Medowes[/NIC]

Отредактировано Dorcas Meadowes (2014-02-19 12:19:58)

0

4

Да, то что он искал, было здесь, теперь Малфой был в этом абсолютно уверен. Пусть все еще не в руках, но это дело времени.
Сначала надо попробовать простые манящие чары, а уж если они не дадут результата, тогда применять магию посложнее.
Он поднял палочку, чтобы произнести соответствующую случаю формулу, но торжественный момент был испорчен.
-Добрый вечер, сэр. Позвольте узнать, что Вы здесь делаете?
Не сказать, что появление у колодца еще одного человека было неожиданным. Темный лорд предупреждал, что, скорее всего, до артефакта захотят добраться и представители Ордена. И все же, надежда, что они придут слишком поздно, была. Как бы то ни было, сейчас она стремительно растворилась в холодном вечернем воздухе.
На всякий случай изобразив на лице дежурную приветливую улыбку, Люциус обернулся. Перед ним, подняв палочку, стояла невысокая молодая девушка с очень уж суровым выражением лица.
Интересно, ей правда кажется, что вид у нее устрашающий? Ну да ладно, могло быть и хуже.
- Добрый вечер, мисс, - Малфой говорил абсолютно спокойным уверенным тоном.
Она ведь не решит напасть на человека, который не совершает ничего противозаконного? В общем, даже если решит, из этого можно будет развернуть неплохую министерскую кампанию по поиску и обезвреживанию заигравшихся в войну дамблдорцев и может быть даже силами аврората стереть драклов Орден с лица земли.
- Не очень-то вежливо начинать беседу вот так, держа вашу палочку в боевом положении.
Все с тем же застывшим на лице выражением доброжелательности, мужчина продемонстрировал, что его собственная, никак не угрожает жизни и здоровью незнакомки. Конечно, он шел на риск, не готовясь отражать возможную атаку. В бою считанные секунды могли стоить преимущества, а то и жизни. Но аристократ искренне надеялся, что до боя дело не дойдет.
- Не стану скрывать, мне было бы очень интересно узнать, с какой целью вы интересуетесь, что я здесь делаю. И даже еще интереснее было бы выяснить, с кем вообще я имею честь разговаривать. Но, боюсь, ваша недвусмысленная угроза, - он кивнул, указывая на палочку, которую девушка все еще держала наготове, - не дает мне права на любопытство. Поэтому мне остается только честно признать, что как раз тогда, когда вы нарушили мое уединение, я лбовался окрестностями. Да вы и сами оцените этот невероятный вид, который открывается с холма, это бесконечное море, этот туман...
Люциус вздохнул полной грудью, на короткое мгновение поверив, что именно это и было целью его путешествия, но, опять покосившись на оружие неприветливой шатенки, быстро вернулся к реальности.
- Согласитесь, мисс, стоило выйти вечером из дома, чтобы насладиться этой чудесной прогулкой. Тем более, - он усмехнулся и позволил взгляду скользнуть по девушке, - в такой приятной компании. Ну а вы ради чего отложили ужин?

Отредактировано Lucius Malfoy (2014-02-19 15:05:43)

+1

5

Самодовольные типы никогда не вызывали у Долли никаких положительных эмоций, а мистер Малфой явно принадлежал к их числу, так что радости от своей догадки, что это именно он, а не кто-то другой, она не испытала, напротив, губы сжались в нитку что у Дорри означало явную неприязнь.
Ну да, так я уж и поверила, милый человек, что здесь просто так, мимо проходил. Скорее - посланник Лорда, что в принципе является неплохой идей, но доказательств нет, да и далеко не факт все это. 
- Добрый вечер, мисс, не очень-то вежливо начинать беседу вот так, держа вашу палочку в боевом положении.
-Простите, сэр, я думаю, что Вы понимаете, девушке в такой глуши следует опасаться незнакомцев, даже если они выглядят вполне пристойно, расслабляться не стоит - Доркас не улыбалась, палочку опускать не собиралась, пока что. Вдруг он предпочтет атаковать её? Долли не хотела подвергать риску, в первую очередь, саму операцию, ведь если артефакт попадет не в те руки, беды не миновать.
- Не стану скрывать, мне было бы очень интересно узнать, с какой целью вы интересуетесь, что я здесь делаю. И даже еще интереснее было бы выяснить, с кем вообще я имею честь разговаривать. Но, боюсь, ваша недвусмысленная угроза, не дает мне права на любопытство. Поэтому мне остается только честно признать, что как раз тогда, когда вы нарушили мое уединение, я любовался окрестностями. Да вы и сами оцените этот невероятный вид, который открывается с холма, это бесконечное море, этот туман..
-Похоже, сэр, Вы совсем забыли правила хорошего тона, и прежде чем спрашивать меня, представились бы сами, а палочку, так смущавшую Вас, я уберу, дабы не возникали далее подобные прецеденты. - Доркас убрала свою палочку в карман пальто, но так, чтобы в любой момент суметь выхватить её и среагировать.
-Даааа, самое место для прогулок чистокровного мага. Либо личные интересы, либо действительно посланник Темного Лорда, надо будет потом над этим поразмыслить
- Согласитесь, мисс, стоило выйти вечером из дома, чтобы насладиться этой чудесной прогулкой. Тем более,  в такой приятной компании. Ну а вы ради чего отложили ужин?
-Полностью согласна с Вами, я здесь встречаюсь со знакомым рыбаком, люблю, знаете, порыбачить на досуге. А удочка у него хранится, правда пока, он отошел, вот и прогуливаюсь - Доркас прекрасно понимала, что уж вряд ли ей кто-то поверит, но, по крайней мере, уж логичней объяснение, чем у мистера Малфоя. Медоуз уже давно перестала напрягаться, теперь губы были растянуты в очаровательную улыбку, надо же всегда казаться милой девушкой. Особенно с аристократом, коему не стоит давать больше повода для замечаний, сейчас главное держать дистанцию.
-И да, я буду очень рада провести томительные минуты ожидание в компании такого очаровательного спутника - обмен любезностями был завершен, теперь До разглядывала колодец, маскирую сей интерес за простым любованием окрестностями.
-Чудная погода сегодня, не думаете ли? - Долли больше не улыбалась, просто спокойно смотрела на своего собеседника, хотя в душе бушевала настоящая буря. -Нападет ли он сам? Глупости, а даже если и нападет, пусть попробует со мной справится, пока никому не удавалось. Да и ради чего? Я отобьюсь, а потом заявлю в Министерство, куда полагается, и пусть уж откупается, хотя, он конечно откупится, но кому нужна морока? Хотя, если миссис Бэгнольд настоит, то никуда он не денется, она у нас дама серьезная

Отредактировано Dorcas Meadowes (2014-02-20 20:11:45)

+1

6

Это ж надо, девчонка решила учить его правилам хорошего тона. В любом случае, то, как она вела разговор, окончательно убедило Малфоя, что она здесь не с более официальным визитом, чем он сам, а значит, он вполне может ни оправдываться, ни объясняться, а вести разговор на равных.
На равных. С каких пор я разговариваю на равных с защитниками грязнокровок? Но нет, придется на этот раз переступить через себя.
- Мисс, я не верю, что вы не читаете газет.
Он был абсолютно уверен, что не остался неузнанным. В конце концов, печатать материалы про цвет нации любили все СМИ - от "Пророка" до желтой прессы, и колдографии Люциуса уже много лет то и дело мелькали на газетных страницах.
- Впрочем, если вы непременно желаете, чтобы я представился, не буду вас разочаровывать. Люциус Малфой к вашим услугам. Надеюсь, что вы соизволите тоже назвать свое имя, чтобы все ваши поучения о вежливости не остались голословными.
Девушка убрала палочку в карман - и это было хорошим знаком. Магические дуэли - это совсем не то, что нужно было сейчас Люциусу. Да и не мог он быть вполне уверен, что выйдет из такой дуэли победителем: боевая магия отнюдь не была его сильной стороной. Хуже было то, что барышня, похоже, совершенно не собиралась уходить и оставить его наедине с собой наслаждаться потрясающими пейзажами. Более того, судя по тому энтузиазму, с которым она поддержала его в любовании шотландской природой, и тем, что взгляд её то и дело останавливался на колодце, девушка считала своим долгом довести начатое до конца и добраться до артефакта.
Патовые ситуации. Малфой не любил их едва ли не больше поражений. И вот сейчас он попал именно в такую: оба игрока в этой странной партии не могут сделать ничего, кроме как выжидать, пока ошибется соперник. Или пока он сдастся. При этом, шансов ни на то, ни на другое практически нет. Единственный выход, который видел Малфой, был, как ни странно, в том, чтобы вывести партию на совершенно новый уровень и открыть карты. Некоторые из них, во всяком случае.
- Мисс, - вновь заговорил он, - будем откровенны. Очевидно, что вы собираетесь рыбачить в этом самом колодце, не так ли? Даже не представляю, каким образом вы узнали, что здесь хороший клев. Мне пришлось вести долгие поиски в совершенно разнообразных источниках, чтобы выяснить, где искать эту... легендарную рыбу.
Малфой был совершенно уверен, что незнакомка прекрасно понимает, о чем идет речь. И более того, он надеялся, что она так же ясно, как и он сам видит, что единственная возможность для них обоих продвинуться вперед состояла в том, как бы непривычно это ни было, чтобы закончить маскарад. В пределах разумного, конечно.
- Возможно вы знаете, что круг коллекционеров таких вещей, как эта, - он кивнул в сторону колодца, - достаточно узок. И вы не входите в него, иначе мы были бы знакомы. Тем более мне странно, откуда у вас могла появиться такая заинтересованность в неизвестной широкой общественности области.
Мужчина оперся на край колодца. Он не отводил взгляда от лица девушки, пытаясь понять, насколько она готова слушать и слышать его. Сейчас Малфой отбросил рассуждения о том, что она представитель вражеского лагеря, а возможно, вообще магглорожденная. Он вел переговоры точно так же, как вел бы их по заданию Министерства с представителем какого-нибудь иностранного магического сообщества: исключительно вежливым и деловым тоном, показывая, что готов идти на компромисс, но только в том случае, если он будет полезен обеим сторонам.
- Я не буду задавать вам всех вопросов, которые сейчас вертятся в моей голове - хотя бы потому что понимаю, что не получу ответов. Но я хочу предложить вам взаимовыгодное сотрудничество. Если вы в первый раз сталкиваетесь с подобными вещами, то, возможно, вы не знаете, что найти их местоположение - этой цели мы с вами уже достигли, причем одновременно - только половина дела. Заполучить артефакт в руки тоже бывает довольно сложно. Вот на этом этапе мы можем действовать вместе. Это уменьшит риски и увеличит шансы. Ну а затем, если нам все же удастся достичь успеха, - Люциус развел руками и улыбнулся, всем своим видом демонстрируя, что дальше его мысль не заходила. - Может быть, я предложу вам компенсацию: в денежном эквиваленте или же какой-нибудь другой вещью из своей коллекции, которая будет вам не менее интересна. Или же - я приму компенсацию от вас. В любом случае, я уверен, мы вполне сможем договориться.

+1

7

А море все еще шумело, вообще, оно всегда шумит и даже в полный штиль волна то приходит, то уходит с берега. Сейчас шторма не было, но и состоянием полного покоя явно не назовешь нынешнею атмосферу. Причем и фактически, и, выражаясь фигурально.
Волны били о волнорез, не неистово, но вполне активно, а обстановка у злосчастного колодца не то чтобы накалялась, но напряжение нарастало.
-Очень приятно, мистер Малфой. А меня зовут Доркас Медоуз - Дора, будучи девушкой, не обделенной умением мыслить логически, понимала, что не представится вообще - просто глупо, не в детском саду все-таки. А называться вымышленным именем - верх идиотизма, ибо Люциус - сотрудник министерства, он может легко увидеть её на работе и выяснить настоящее имя, так и для чего маскарад?
-Литература - вот он мой источник, надо просто знать, что читать - вполне возможно что Малфой догадался, что Дорри - член Ордена Феникса, ведь он далеко не глупец, но стоит ли давать прямые наводки? Нет, лучше сослаться на книгу, а название придумать, ну или же скрыть.
-Я - леди развитая разносторонне, вот и собираю некоторые предметы, согревающие мое сердце, а уж подобная редкость в моей коллекции - настоящая находка, как иначе? - умение врать для Дорри не было насущной необходимостью, но частенько выручало её, щеки предательски не краснели и язык не заплетался. Дора никогда не путалась в показаниях и не вдавалась в подробности, что, как правило, лжеца и выдает с потрохами.
-Коллекционер, так коллекционер, куда уж деваться. Это, по крайней мере, лучше, чем член Ордена Феникса. 
Мистер Малфой пристально смотрел на Долли, изучал её реакцию, а Медоуз не давала поводов сомневаться в ней. Дора сохраняла полное спокойствие, ни единая мышца не дрогнула, на лице сияла улыбка, сама обворожительность. Он - политик, а Доркас - боец, так что право начинать вести переговоры, естественно, отходило ему. Доркас слушала и делала выводы, пусть и нет у неё такой харизмы, как у Люциуса, но вот мозгами матушка-природа не обделила явно, да и язык тоже подвешен.
-Ну что, согласишься? Конечно. Если я не соглашусь, придется сражаться. Я не могу его убить, не в моих правилах. А если оглушу, он просто размажет меня в министерстве, и даже миссис Бэгнольд здесь не поможет, даже если я и расскажу ей все, что произошло. Так какая же перспектива меня устраивает? Попытаться достать артефакт и разобраться, или же лезть на рожон? По-моему, дорогая, ответ очевиден. - вот такой вот диалог с самой собой Долли всегда помогал и успокаивал. Лучшее средство чтобы не сойти с ума - поговорить с достойным человеком, неправда ли?
-Его слова бы, да Богу в уши. Змей искуситель, но ведь правду говорит, гаденыш
-Мистер Малфой, я Вас выслушала, и, я согласна принять Ваше предложение. Неизвестно, что ждет нас дальше, и, вероятно, помощь мне потребуется, также, как и Вам моя. Дальше будем разбираться de facto. - в отличии от Люциуса, Дора не любила разглагольствовать, коротко и по делу, ну, про специфику их работы уже упоминалось. Она была готова действовать, и даже делать это совместно с возможным Пожирателем Смерти, так как больше выхода не находилось. Да и действительно мистер Малфой был прав, и артефакт может представлять опасность, тогда одной туда лучше и не соваться. Чистокровный же будет дорожить своей шкурой и не нападет в открытую сразу же, достав искомое, иначе он останется единственной мишенью, а рисковать так Люциус точно не станет. Что касается вероятных последующих разборок, то тут Долли в себе была полностью уверена.
-Каковы будут Ваши предложения, касающиеся решения данного вопроса, иными словами: как достать артефакт, не повредив его и не навредив нам самим?

Отредактировано Dorcas Meadowes (2014-02-22 14:39:26)

+1

8

Девушка так быстро подхватила предложенную им маску коллекционера и охотника за артефактами, что Люциус невольно улыбнулся. Такая захватывающая игра. "Я знаю, что ты лжешь. Ты знаешь, что я знаю, что ты лжешь". И так до бесконечности. Ложь, накладываясь слой за слоем, образует вполне правдоподобную картину. В которую все равно никто не поверит. Для Малфоя это была его ежедневная жизнь, его работа, его стихия. И едва ли мисс Медоуз способна была обставить его на его же собственном поле.
Дорказ недолго раздумывала над предложением мужчины и, конечно, сочла его весьма рациональным. При этом, похоже, она совершенно не собиралась брать инициативу, а значит и ответственность за исход предприятия в свои руки.
Скорее всего, просто не представляет себе, что вообще можно сделать. Что ж, это не важно.
- Для начала я предложил бы совместными силами оградить этот участок от магглов. На случай, если ваш друг рыбак все же вспомнит о назначенном свидании. Или от других не менее дорогих гостей.
Он демонстративно медленно поднял палочку, направляя её в противоположную от орденки сторону и внимательно следя за реакцией шатенки. Люциус совершенно не хотел, чтобы она восприняла его жест как подготовку к атаке. По этой же причине он предпочел обойтись без невербальной магии.
- Repello Muggletum
Теперь дело было за Доркас. В этот раз она доверилась ему и установила на своем участке точно такой же щит*. Люциус кивнул. То, что девушка не ударялась в спор по поводу каждой незначительной мелочи, характеризовало её с лучшей стороны. Правда, это явное преимущество её характера чуть более, чем полностью нивелировалось тем, что она была нечистокровной и сражалась за Орден. И все же, насколько странным бы ни казалось такое сотрудничество, работать с ней было проще, чем со многими министерскими чинами.
Когда защита от магглов была установлена, Люциус продолжил.
- Что касается того, как извлечь сундук.
Почему-то он был уверен, что это должен быть именно сундук, хотя, кто знает, возможно Иммитис хранится просто в ножнах или вообще без них.
- Я предлагаю для начала попробовать комбинацию двух простых, но весьма полезных заклинаний: левитации и манящих чар. Вы используете "Wingardium Leviosa" для того, чтобы поднять артефакт медленно и осторожно. Я применяю "Accio", чтобы задать нужный вектор движения. Есть одна небольшая сложность. Пока мы будем работать вместе, вам придется мне довериться и не опасаться удара в спину. Сможете?
Малфой вопросительно взглянул на Медоуз. Эта застывшая напряженная улыбка на её губах, вряд ли могла обмануть его. Мужчина вернулся к колодцу, оперся на него руками и мельком взглянул вниз в ожидании ответа орденки. Если он не ошибся в ней, девушка не станет затягивать время лишними рассуждениями и спорами. Пусть его предложение заключить временный пакт о взаимном ненападении и претит её убеждениям, но хорошо поразмыслив, должна понять, что это в равной степени выгодно ей, как и ему. Хорошо бы, чтобы эта внутренняя борьба прошла побыстрее. В конце концов, едва ли кто-то из них хочет провести на побережье всю ночь.
- Вполне возможно - если вещь защищена - что это не даст никакого результата. Но стоит хотя бы попробовать, не находите, мисс Медоуз?
К тому же надо быть готовым к тому, что у Иммитиса есть защитник - одушевленный или нет. Хотя всего предугадать невозможно. Пока не начнем - не узнаем. Просто быть готовым.
- Что скажете, мисс, приступим?

Пояснения

Repello Muggletum - Заклиние используется для того, чтобы держать маглов на расстоянии от места или объекта. Магл, приближаясь к зачарованному месту, вспоминает неотложные дела, которыми надо заняться немедленно, и уходит.

*действия согласованы

+1

9

Доркас прекрасно понимала, что в  данной ситуации следует прислушаться к Мафлою, точнее, она бы и сама могла догадаться и сообразить, как выгодней поступить, но раз она принимает участие в тандеме, следует и играть по его правилам, то есть, передать бразды правления в руки Люциуса, иначе будут лишние споры, недопонимания и прочее, а так все произойдет быстрее и сотрудничество выйдет более выгодным.
Малфой предложил вполне разумный ход: огородить место от магглов, мало ли, кому из них захочется прогуляться и он увидит то, что совсем не предназначалось его глазам. А потом разбираться с министерство мне нужно ни Долли, ни Люциусу.
Чистокровный медленно поднял свою палочку, Долли же вцепилась в свою и была готова отразить атаку, если что. Все-таки довериться полностью этому магу она не могла, тут уже ничего не поделаешь.
Умен, ничего не скжаешь, но и я уж не дурочка
-Repello Muggletum - вторила Люциусу Доркас, взмахивая волшебной палочкой и создавая щит. Здесь из двух зол нужно было выбрать меньшее, расслабиться на секунду и отвлечься от того факта, что Малфой мог напасть в любую секунду, и дело не в доверии, а в том, что ему самому уж слишком будет хлопотно потом, да и дорожит он своей шкурой, чтобы связываться с неизвестным противником, мало ли, чем занимается Долли? И чертовски прав окажется, уж в боевых чарах Доркас одолеет очень многих.
-Я никогда не смогу доверять никому, кроме себя, мистер Малфой, это уже характер и он не поменяется. Но поверить могу, скажу большее, я это сделаю, без Вас у меня ничего не получится, и успокаивает тот факт, что и у Вас без меня - тоже. - Дорри даже улыбнулась, причем вполне искренне, но не дружелюбно, скорее в подтверждении правдивости своих слов.
Скорее всего у артефакта есть защита, причем сильная, я уверена в этом. Но,была не была. В конце концов, где наша не пропадала? Правильно, пока нигде.
-Преступим. Ваш план мне нравится, но, и мне кажется, что навряд ли, хотя, была не была. - Доркас подошла к колодцу вплотную, взмахнула палочкой, как полагается и крикнула:
-Wingardium Leviosa - реакция Малфоя была незамедлительна, он произнес свое заклинание, обусловленное ранее. И ничего. Доркас уже поджала губы и решила задуматься о дальнейших попытках, но палочку так и не опустила, а продолжала плавно перемещать вверх,  тут что-то заскрежетало на дне колодца, а спустя секунд десять оттуда медленно "выплыл" сундук, затем приземлился у ног Малфоя и Медоуз, по желанию Дорри. Обыкновенный сундук без надписей и каких-нибудь еще опознавательных признаков.
-Думаю, обычное заклинание Аллхомора тут не поможет, может сначала попробовать проявляющие чары? Мне кажется, на нем могут быть какие-нибудь надписи или другие знаки, раскрывающие происхождение и то, чего нам следует опасаться, а мне кажется, что у нас явно есть повод насторожиться. Не бывает все так просто.
-Что-то мне подсказывает, что сейчас что-то будет, ну или скоро будет. Бесплатный сыр только в мышеловке, это ведь проверенная мудрость.

на всякий случай

Wingardium Leviosa - заклинание, позволяющее не только поднимать предмет, указанный палочкой при произнесении заклинания, но и перемещать его в соответствии с движениями палочки.

Отредактировано Dorcas Meadowes (2014-02-24 23:49:46)

+1

10

Девушка и на этот раз не стала спорить, хотя не удержалась и высказала свое "ничего не получится". Пусть не сразу, но сундук под действием совместных заклинаний со скрежетом покинул свое место и уже через несколько минут лежал у ног двух магов. У Люциуса перехватило дыхание. Он не очень-то много знал о хранящейся в ларце вещи, но даже тех крупиц информации, которые ему достались хватало, чтобы понять, что артефакт представлял огромнейший интерес. Мужчина перехватил взгляд Доркас, но те чувства,  что отражались на её лице вряд ли можно было назвать азартом коллекционера, который сейчас захлестывал его самого.
Забыв на время о всякой осторожности, Малфой склонился над ларцом, освещая палочкой и внимательнейшим образом рассматривая его. В какой-то момент он даже протянул руку, чтобы дотронуться до крышки, но замер буквально в дюйме от нее. Перед его мысленным взором совершенно неожиданно и очень живо предстал Абраксас с присущим только ему взглядом, в котором выражались одновременно презрение и снисхождение.
Аристократ припомнил, как однажды, в первый раз гордо демонстрируя сыну свою коллекцию, львиную долю которой составляли запрещенные к хранению артефакты темной магии, отец выдал ему пару защитных перчаток драконьей кожи. Тогда еще школьник, Люциус только усмехнулся такой предосторожности, а Абраксас не счел нужным долго уговаривать, растекаясь мыслию по древу. Он просто взял перо, такое, как обычно используют для письма, и осторожно дотронулся им до непримечательной на вид фибулы. Перо моментально почернело и рассыпалось, превратившись в перел. "Все еще не хочешь взять перчатки?" - спросил тогда отец.
Да, о защитной одежде следовало подумать заранее. Но собираться пришлось в спешке; информация об Иммитисе, видимо, досталась милорду в последний момент, и он явно дал понять, что с поиском необходимо торопиться. И теперь Малфой не решался дотронуться до сундука пальцами, защищенными только тонкой белой перчаткой.
Мне кажется, на нем могут быть какие-нибудь надписи или другие знаки, раскрывающие происхождение и то, чего нам следует опасаться, а мне кажется, что у нас явно есть повод насторожиться. Не бывает все так просто.
- Да, наверно вы правы.
Он проговорил это негромко, как будто вообще не обращаясь к ней. Люциус и сам не заметил, как пропали из его голоса манерные интонации, которые он так взращивал, холил и лелеял, и приберегал как раз для случаев таких вот новых знакомств. Сейчас ему было не до того, чтобы пытаться продемонстрировать кому-то свои изысканные манеры, превосходство по статусу крови или еще что-нибудь. Все его мысли были заняты этим непримечательным ларцом и теми задачами, которые возникли с его появлением из колодца.
Какая на нем защита? Как её обойти? Как доставить его на место? Имя меча - просто пафосное название или каким-нибудь образом связано с его свойствами?
Эти вопросы повторялись один за другим, и ответов на них пока не было. Единственное решение, которое, как казалось, могло помочь обнаружить эти ответы, имело кое-какие изъяны.
- Да, – опять повторил он, переведя задумчивый взгляд на орденку, -  пожалуй, это единственное, что мы на данный момент можем сделать. Если не получится, придется все же...
Он покачал головой, будто отгоняя мысли о следующем возможном шаге, заставляя себя сосредоточиться на текущей минуте.
- Defendo, - проговорил Малфой, делая соответствующий жест.
Не драконья кожа, конечно, но лучше, чем ничего.
Затем направил палочку на ларец и добавил
- Apparecio.
Вопреки чаяниям, сундук не отреагировал. Вообще никак. Неожиданно для себя Люциус разозлился.
- Что я здесь выплясываю перед этим дракловым сундуком? Может он вообще немагический, а мы руны на нем ищем, чтобы открыть!
Приказа открывать вообще не было. Доставлю в закрытом виде, пусть разбираются сами. Надеюсь, не слишком тяжелый.
- Послушайте, мисс Медоуз. Сейчас я попробую осмотреть сундук поподробнее. Для этого мне придется взять его в руки. Думаю, сами вы не захотите делать этого и подвергать себя лишним опасностям, правильно? Так что не хватайтесь, пожалуйста за палочку, пока я не закончу с этим.
Малфой обхватил сундук поудобнее и попытался поднять его с земли.

Пояснения

Defendo - Чары защиты от направленных на вас заклятий, создает невидимый щит, поглощающий оные заклятия.
Apparecio - Заклинание, используемое для просмотра и выявления скрытых надписей и рисунков

+1

11

Медоуз никогда не тянулаcь к редкостям. Нет, она любила посмотреть на коллекции каких-либо интересных предметов, ей нравились маггловские и магические музеи, атмосфера, таящаяся в них, но перед самими артефактами никакого благоговения Долли не излучала, оттого, что этой ложкой ели уже сто человек, Дора испытывала всегда лишь брезгливость, а не желание узнать, кто же это был, кто её сделал и из чего. Магические артефакты, помимо истории, обладали еще и аурой опасности, слишком темной и густой, на взгляд Дорри, чтобы держать их дома. Вреда от них явно больше, чем пользы, иначе их бы так не скрывали и не кочевали они от одного владельца к другому. Как правило, магические предметы обладают большой силой, которую подвластно сдерживать далеко не каждому.
Сундук не как не среагировал на заклинания Малфоя, как об стенку горох ударились об него заклинания. Доркас опасалась брать в руки такую вещь. Никаких защитных инструментов у неё не было, а следовательно, минимум, чем в теории можно отделать - обожженные ладони, про максимум и говорить не стоит.
Как и в предыдущий раз, Люциус пустился в долгие пояснения, Долли лишь сжала губы в нитку, она терпеть не могла, когда с ней обращаются как с глупенькой девочкой, буквально разжевывая каждую мелочь. В политике Доркас никогда бы не приуспела, это уж любому понятно.
-Я приму к сведению Ваши слова, будьте аккуратней, мистер Малфой, я достану палочку, но не с целью напасть, а скорее для защиты Вас же. - Долли чуть-чуть слукавила, действительно, и для защиты она подняла палочку, а еще боялась, что Люциус решит аппарировать вместе с сундуком, Дорри не могла себе позволить упустить артефакт.
Доркас направила палочку на сундук, потому что нутром чуяла, что вот-вот что-то произойдет. А в такой момент интуиция обострилась, да и вообще, обстановка накалилась, Доре казалось, что воздух уже плавится от напряжения.
Маски сброшены, карты разложены. На лице Малфоя больше не было его очаровательной улыбки, голос потерял интонации вкрадчивости и деланной вежливости, теперь перед Долли стоял обычный мужчина, довольно сильно нервничающий, но решительный.
Маски сброшены. Почему-то сейчас Доркас даже не сомневалась, что он - посланник Лорда, но, учитывая отсутствие доказательств и здравых аргументов, потому что "я чувствую" не считается, у Долли не было. Да и в данную секунду было совсем не важно, кто за какой баррикадой укрывается, а главное то, что этот треклятый артефакт мог, например, взорвать сундук, да так, что и Долли и Малфоя накрыло бы взрывной волной, или еще чего-нибудь учудить. Как правило, вещи наделенные такой силой в обиду себя не дают никому, будь ты хоть магглом-рыбаком, хоть чистокровным волшебником.
-А я как на зло не оставила Максу еды. И уже второй день не видела Аластора, печально будет, если я умру. - внутренний диалог, как всегда, помог. По крайней мере, желание срочно закурить пропало.
Люциус наклонился, чтобы поднять довольно тяжелый сундук, Медоуз не опускала палочку в напряженном ожидании
Давай же...Поднимай этот идиотский сундук

Отредактировано Dorcas Meadowes (2014-02-28 19:17:48)

0

12

Никто не ожидал, что ситуация выйдет из-под контроля, едва ларец окажется в руках. Не было ни магических взрывов, ни ярких вспышек, ни щелчков, извещавших о том, что магия подействовала, однако же левая рука Люциуса Малфоя оказалась захвачена в магический плен. Хоть волшебник все ещё мог перебирать пальцами, даже прокручивать ладонь, неведомая сила не позволяла ему ни на мгновение расстаться с ручкой ларца, даже если поверхность соприкосновения с оным становилась ничтожно мала - скажем, всего лишь кончик мизинца. И остаётся загадкой, неужели магический артефакт и охотник за ним так и останутся навсегда вместе?

0

13

Подняв глаза он заметил, что Доркас все же направила на него палочку. Чувствовать себя под прицелом было не слишком приятно, но спорить с ней и доказывать что-то, тем более, когда одна рука занята довольно тяжелым сундуком, не было никакого желания.  Блестящей скоростью реакции он никогда особо не отличался, поэтому понял, что именно произошло с рукой только через несколько секунд.
Люциус в недоумении посмотрел на ладонь, с которой никак не хотел расставаться новообретенный ларец. Никакой особой паники по поводу произошедшего он пока не испытывал.
Интересный эффект. Не самое худшее, что могло произойти, во всяком случае.
Малфой опять обхватил ручку пальцами левой руки и, перевернув сундук, все же осмотрел его со всех сторон не менее тщательно, чем до того разглядывал крышку. В очередной раз выяснять, какие еще неожиданности готовит артефакт, опытным путем он не хотел.
Мужчина поднял глаза на орденку и увидел, что та все еще не изменила своей околодуэльной стойки и с напряженным выражением лица ожидает неизвестно чего.
Что ж, защита мне не понадобилась, повода нападать я тоже не даю. Может быть, пора уже успокоиться?
На губах аристократа опять появилась все та же ничего не выражающая улыбка, а в голос вернулись прежние манерные интонации.
- Мисс Медоуз, вы планируете стоять там до рассвета? – говорил он негромко и спокойно, надо было быть очень внимательным слушателем, чтобы услышать в его словах хоть намек на раздражение. – Или вас все еще интересует находка, и вы хотите рассмотреть её лучше?
Солнце давно село, и небо уже успело потерять все теплые краски. Стемнело быстро - обычное дело для последнего зимнего месяца. Люциус был уверен, что рассмотреть, что именно произошло, девушка не могла, поэтому счел нужным предупредить.
- И пожалуйста, будьте крайне внимательны и не прикасайтесь к ларцу. Ну и ко мне, естественно, - добавил он, немного подумав, - хотя, надеюсь, это и так вряд ли пришло бы вам в голову.
Малфой продолжил с интересом рассматривать сундук, хранящий меч, пытаясь найти ответы на вопросы и рассуждая уже вслух. Не то, чтобы он ожидал от Доркас готовых ответов, но любые, даже самые бессмысленные на первый взгляд идеи могли натолкнуть на правильную мысль.
- Интересно все же, какой смысл вкладывал в эту защиту создавший её маг. Просто не допустить посторонних к Иммитису? Маловероятно, проще было бы в таком случае установить на сундук что-то более травматичное. Замедлить действия нашедших? Возможно, в таком случае, даже простейший способ может закончить действие заклинания. Посмотрим.
Он направил палочку на собственную ладонь.
- Finite Incantatem! А вы, мисс Медоуз, что же молчите? Посмотрите на это и поделитесь своими соображениями, если они у вас есть, конечно.

Пояснения

Finite Incantatem - прекращает действие наложенных заклинаний

0

14

Никаких тебе вспышек, ни молний, ни взрывов. Вообще ничего. Хотя нет, Люциус прилип к сундуку. Медоуз удивленно глянула на волшебный "ларец" и наморщила нос, лихорадочна соображая, что же будет дальше? Явно такой могущественный артефакт нуждается в большой защите. Долли даже не успела убрать палочку, как Малфой уже начал упражняться в остроумие. Честно говоря, желание атаковать его в этот момент у Доры было на пределе, причем не в коем разе не опасным заклятием, а чем-нибудь довольно детским, но противным. Медоуз сдерживалась из последних сил.
-Спокойно, этот человек - слизень, по натуре, что с него взять? Он, видимо, нервничает, вот и пытается съязвить, флаг ему в руки. Если по-другому выражаться не умеет, то его стоит лишь пожалеть, а злость - плохой советчик в любом, тем более в таком щекотливом и важном деле, как это.
-Вы правы, сэр, я бы с удовольствием посмотрела на наше с Вами открытие поближе, и даже коснулась бы его,только вот приближаться так близко, как Вы, мне совсем не хочется - Долли ехидно улыбнулась и продолжила - Я прекрасно знаю одну очень поучительную сказку - Доркас хотела указать и то, что это сказка " О Лисе и Братце Кролике", а точнее, историю о смоляном чучеле, но мистер Малфой с его брезгливым отношением к магглам это произведение явно не знает - где главные герои попадают в аналогичную ситуацию, так и не собираюсь прикасаться ни к Вам, ни к сундуку. - Доркас достала сигарету с зажигалкой и закурила, в данный момент мнение Люциуса ей было совсем не важно, точнее, оно Дору вообще не интересовала, а в нынешней ситуации тем более. единственный вопрос, который не давал покоя, что же будет дальше? Возможно, это все, но уж слишком все легко, артефакт не позволит утащить себя, пусть и таким образом ( в сундуке, приклеенным к кому-то) но оказаться в другом месте его чары явно не дадут. Ощущение, что вот-вот на поле появится дополнительный игрок, не покидало мисс Медоуз ни на секунду.
-Навряд ли здесь смысл в замедлении действия, это было бы похоже на проделки второкурсника, скорее здесь просто желание чуть-чуть поиздеваться, это лишь цветочки, ягодки еще впереди, я почему-то в этом уверенна. - Дорри затянулась и выпустила клубы дыма, отводя взгляд на ближайшее дерево, ибо желание стукнуть мистера Малфоя возросла до предела, а так хотя бы можно отвлечься от столь заманчивой перспективы. Долли с детства терпеть не могла людей, с самомнением, явно превышающим сам Эверест. Хотя, понятное дело, что таких мало кто любит в целом, но находятся же индивидуумы. Долли же всегда терпела таких, только из уважение к цели, если подобные субъекты ни коем образом не могли повлиять на достижение результата, Дорри умело "заставляла" их замолчать, в настоящий момент подобные, резкие высказывания, явно могли повредить делу. Кто знает, что на уме у этого чистокровного?
-Ну пожалуйста, пусть уже произойдет что-нибудь серьезнее, иначе я сойду с ума -  Доркас докурила и затушила сигарету, наступив на неё.

офф

Прошу прощение за столь долгие ожидания, полное отсутствие вдохновения из-за житейских проблем, но такого больше не повторится :3

+2

15

"Финита" была в общем, довольно универсальным заклинанием, которое прерывало действие магии практически всегда. Когда речь не шла о куда более сильном волшебстве. По вполне ожидаемому совпадению сегодня ему пришлось столкнуться именно с таким. Ларец не собирался отлипать от руки, как не собирался демонстрировать какие-нибудь другие неожиданные качества или знаки, которые могли бы быть ключом.
Вопреки ожиданиям, Доркас не стала приближаться к артефакту. Вместо этого она предпочла закурить.
Грязная маггловская привычка!
Люциус невольно скривился, впрочем сумерки скрыли выражение его лица от девушки. Аристократ никогда не мог понять, зачем нормальный маг может совершенно добровольно стараться своим поведением походить на маггла. Дома в населенных не имеющими отношения к магии людьми районах, литература, созданная не волшебниками, маггловская одежда, маггловские привычки - все это вызывало непонимание, а как следствие презрение и отвращение. Казалось бы, вот она - уникальная возможность узнать ответ на загадку века из первых уст, нужно было только спросить. Но сейчас как никогда он ощутил пропасть, отделявшую наследника древнего магического рода от стоявшей неподялеку магглокровки. Понимание это пришло моментально, в ту самую секунду, когда он заметил, что ко всему прочему девушка использует еще и маггловскую зажигалку.
Малфоя редко можно было обвинить в излишней эмоциональности. Чаще всего его чувства подчинялись разуму, не особо давая о себе знать. И исключительно редко возникали в его жизни моменты, когда эмоции заполняли его мозг целиком и полностью. Что ж, мисс Медоуз могла бы гордится тем, что стала причиной такого момента. В голове Люциса крутилась навязчивые мысли. О том, почему приходится делить окружающий мир с магами, которые пользуются зажигалками. О том, что его сын, когда бы он ни родился, не должен посещать школу совместно с грязнокровками, которые передадут ему как болезнь свои нечистоплотные привычки. О том, в конце концов, что единственный способ раз и навсегда покончить с выскочками, которые так и норовят стать частью приличного общества - это победа в этой необъявленной войне.
Медоуз смотрела теперь куда-то в сторону и продолжала курить. Стараясь не привлечь к себе внимания слишком резким движением, Люциус направил на неё палочку. В тот момент, когда её незатушенная сигарета коснулась земли, он, тщательно прицелившись отправил в Доркас невербальный Stupefy, пытаясь не задумываться лишний раз, чем ему может грозить промах. В то, что девушка может успеть выставить щит, он попросту не верил.

Пояснения

Stupefy - оглушающее заклинание.

+1

16

Почему чистокровные так ненавидит магглов и их изобретения? Этим вопросом Доркас задавалась уже давно, но точного ответа так и не нашла. Возможно все дело в истории, охоте на ведьм и затаенной обиде, а может еще что-то повлияло, этого понять мисс Медоуз явно не дано. Но она точно знала, что эта повальная нелюбовь была не больше, чем идиотской замашкой всех этих напыщенных индюков. По крайней мере, таково её мнение, было, есть и таким останется.
Она курила с наслаждением, совсем не задумываясь о мистере Малфое. В конце концов, она стояла на расстояние метра три, да и ветер дул не в его сторону. А вот уж о моральном  состояние чистокровного Долли бы задумалась в последнюю очередь. Она была полукровной,  читала маггловские книги и не понимала магов, помешенных только на своей литературе. Дора находила её довольно скучной и примитивной, слишком малой у волшебников полет фантазии. магглы же, ограниченные суровой действительностью, верили в чудо и писали о нем, почти все писали, а кто не писал, то тот точно мечтал.
-Что же дальше? Его заклинание не сработало, что же делать? - Дорри судорожно перебирала варианты и гадала, что будет. Она бросила окурок под ноги, а в этот момент почувствовала что-то. Буквально спиной ощутила опасность, точнее, в этой ситуации, лбом. Обычно это называют интуицией. Ощущение заставило её во время поднять глаза и она увидела как Мистер Малфой целится в неё палочкой, явно не оттачивая свой глазомер. - Вот гад - Медоуз успела отскочить в сторону в последнюю секунду, заклинание врезалось в дерево. В конце концов, она хит-визард, а это профессия обязывает обладать хорошей реакций.
-Мистер Малфой, если Вы еще раз попробуйте совершить нечто подобное, я сделаю так, что Вы либо не покинете это место, либо сделаете это покалеченным и с явным отсутствием памяти. Уж это я Вам гарантирую Не рекомендую вступать Вам со мной в состязание и в обычном состоянии, а уж тем более, в таком положение - Дора была разгневана, но сохранила спокойное выражение лица, даже не напряглась. Ей захотелось отнять у него палочка, но Медоуз все еще боялась, что может случиться нечто уж со всем из ряда вон выходящее, а тогда им следует объединиться, и Долли понадобится явно вооруженный противник.
-Defendo. Sphaera Defendus - произнесла Дора и её окружила прозрачная защитная сфера, рисковать больше Медоуз не собиралась, теперь она была готова, если что, произнести Protego, а уж затем и действовать сама.
Это была странная картина: мужчина, прикованный к сундуку, пытавшийся вывести из строя женщину, которая теперь прибывала в бессильной ярости, ибо он нужен был ей сейчас в ясном уме и твердой памяти. Сложная штука - жизнь.
-Лучше бы соображали, что делать дальше, а не пытались бросаться заклинаниями, это явно не Ваш конек - Дора сохраняла ледяное спокойствие и не сводила глаз с Люциуса, теперь она уже не забудет про свою безопасность. Медоуз была напряжена и готова к чему угодно. Ну или почти ко всему, все некоторые вещи и не предугадаешь никогда.

мало ли

Defendo:
Shield Charm (Чары Щита).
Этимология: от лат. defendo – «защищать, отвращать, отражать».
Чары защиты от направленных на вас заклятий, создает невидимый щит, поглощающий оные заклятия. Иногда, при малом опыте защищающегося, создает легкое голубоватое свечение, но правильное исполнение ничем не выдает присутствия Щита, кроме покалывания в пальцах, усиливающегося при воздействии враждебных заклинаний. Может быть дополнено до Sphaera Defendus, создающего вокруг заклинателя щитовую сферу с тем же эффектом.
Необходимо принять во внимание, что существуют проклятия, которые Чары Щита поглотить просто не в состоянии. Максимум – ослабить, и то не всегда. Например, Legilimens (и вообще все заклятия с ментальным воздействием) в т.ч. Crucio, Imperio; тж. Avada Kedavra…

Отредактировано Dorcas Meadowes (2014-04-09 19:40:25)

0

17

Мистер Малфой ожидал, что его заклятье оглушит спутницу. Мисс Медоуз уповала на то, что увернётся и выставит магический щит в свою защиту, но их палочки вдруг заискрились и… больше никоим образом не выразили своего отношения к тому, что хозяевам захотелось устроить магическую дуэль. Становилось вполне понятно, что ларец, в котором скрывался заветный меч, впитывал даже ту магию, которая не была обращена непосредственно на него. Артефакт в артефакте – не остроумно ли?  Однако правда в том, что ларец и сам по себе не так уж прост, как могло бы показаться на первый взгляд. «Luitur cum persona, qui luere non potest cum crumena.» - отчётливее проступила на крышке надпись, которая прежде была почти незаметна человеческому глазу. Опять злосчастная латынь: её так любили ы былые века, теперь же старательно позабыли.

0

18

Малфой удивленно посмотрел на искрящую палочку. Всего несколько минут назад она прекрасно вопроизводила и манящие чары, и люмос, и остальные заклинания. Теперь же ясно и недвусмысленно заявляла о своем нежелании служить хозяину. Результат стараний орденки был совершенно аналогичным, но, кажется это её особо не смутило, и девушка даже попробовала прочесть ему какую-от лекцию о том, что ему надо или не надо делать. Впорчем, Малфой едва ли понимал, что она там говорила: слова Медоуз терялись где-то за шумом в ушах и среди его собственных мыслей, одна из которых лейтмотивом возвращалась в голову, раз за разом вызывая все большую панику.
Моя магия. Я не могу колдовать.
Пожалуй, если бы Люциусу довелось когда-нибудь встретиться с боггартом, он принял бы примерно такую форму: искрящей и совершенно бесполезной волшебной палочки в его руках.
Семилетний ребенок не так глуп, как иногда кажется родителям. И обрывки разговоров, которые он слышит иногда, когда старшие думают, что его нет рядом, он понять в состоянии. Мать пьет успокоительное зелье и нервно убирает за ухо выбившийся из прически белокурый локон.
- Посмотри правде в глаза, Абраксас. Магия проявляется до восьми лет - или не проявляется вообще. У него осталось не больше полугода.
Отец расхаживает по комнате, звук его тяжелых шагов глушит мягкий ковер.
- Мой наследник не сквиб, - он говорит это тихо, но жестко. Точно таким же тоном он последний год разговаривает с сыном, растеряв любые проявления отцовской теплоты. Хотя последние пару месяцев он вообще не разговаривает с ребенком, по возможности избегая встречаться с ним.
Сложно не понять, о чем они говорят. Сложно не понять, чем может обернуться для него приближающийся восьмой день рождения, если до тех пор магия так и не проявится.

С боггаротм Люциусу встречаться не приходилось: домовые эльфы всегда тщательно следили за тем, чотбы в шкафах Малфой-мэнора не завелось ничего подобного. Но страх, который еще в детстве поселился где-то в глубинах подсознания, сейчас выбирался оттуда, связывая не хуже любого Инкарцеро.
Малфой машинально ослабил узел галстука, но легче дышать не стало. Самым логичным, что можно было бы сделать сейчас - это проверить, действуют ли все еще более простые, не атакующие заклинания. Но он не мог заставить себя зажечь даже простой Люмос: страх того, что палочка опять может ослушаться, не давал мыслить внятно.
В растерянности, мужчина перевел взгляд на крышку сундука, на которой теперь проявлялись слова на латыни. Это, как ни странно, привело мысли в относительный порядок, заставив мозг работать в другом направлении.
Пусть древний язык, который так любили средневековые маги, и начал терять актуальность, Люциус, который всегда был сильнее в теоретических дисциплинах, чем в практике, смог перевести фразу. Сложнее было с пониманием её смысла.
Почему они так любят напустить таинственности? Могли бы просто дать четкую инструкцию. Заплатить - проблемы нет. Вторым способом даже проще, чем первым. Вопрос лишь в том, как именно.
Он покачал головой и посмотрел на Медоуз, стараясь оценить, как она поняла это новооткрывшееся обстоятельство. И может ли быть настолко же сильной в мертвых языках, как и в выставлении щитов: в этом, надо сказать, её скорость была на грани фантастики, а по мнению Люциуса даже пересекала эту самую грань, выходя за пределы разумного.

Отредактировано Lucius Malfoy (2014-04-19 13:55:24)

+3

19

Это было так странно, необычно и просто жутко, но магия исчезла. Палочка превратилась в обычный бесполезный кусок дерева. Доре уже показалось, что щит появился вокруг и она начала наконец расслабляться, и лишь спустя секунду заметила неладное. Магии не было, такое ощущение, что сундук, или же сам артефакт, кто его знает, впитал ее в себя. А едва слышимое потрескивание вокруг - игра воображения.
Доркас не испугалась, боялась она очень редко и явно за кого-то, а не за собственные навыки, в конце концов, мисс Медоуз гостила у своей бабушки и прекрасно обходилась без волшебства. Все это далеко не смертельно. В данной ситуации Долли была озадачена, она явно ожидала чего-то другого, более внушительного и устрашающего. А здесь просто непонятно, для чего так сделано, да и когда это все кончится?
На Малфоя было жутко смотреть, буквально пару секунд, пока его самообладание не взяло вверх, но Медоуз успела заметить это выражение животного страха на лице, и ей даже стало его жаль, чисто инстинктивно, как женщине обычно жалко горько плачущего ребенка, каким бы он вредным не был. Ведь в отличии от самой До, Люциус вырос, окруженный магией, ему намного сложнее представить хоть на долю секунды, что волшебство исчезло. Это тоже самое для него, что пытаться прожить без кислорода, правда все же второе - всегда летальный исход.
Доркас не представляла, что ж будет дальше. Тысяча мыслей промелькнула в голове, но к единому мнению она так и не пришла, что за защита такая? Похоже, будто кто-то решил посмеяться, человек, спрятавший сюда артефакт явно обладал чувством юмора.
Только спустя энное количество секунд Дора заметила проявившеюся надпись и приблизилась к сундуку, с латынью проблем не было никогда, но и успехов тоже. просто Медоуз её не знала, лишь пару элементарных фраз, типа "Dura lex, set lex", так что здесь оставалось полагаться только на Малфоя.
-Слушайте, я не знаю латынь, как у Вас с ней дела? В слух прочтите перевод, вдвоем будет легче думать. А я пока проверю заклинания. Все же надо попробовать, вдруг что-то бытовое и сработает? Надо понять, как эта штука работает - Дорри отошла на пару шагов назад, на всякий случай, направила палочку куда-то в бок и четко сказала: - Lumos - но вместо свечения на конце палочки, ничего. Даже слабенькая искра не появилась, просто магии здесь не стало. Доркас лишь поежилась и перевела взгляд на Малфоя.
-Что же это за ерунда? Все дело в этом сундуке, но к чему он клонит? Ну нет у нас магии, ну и ладно, что-то здесь все равно не чисто, и пусть не кто-то появиться, но что-то более масштабное должно произойти. Нужно быть готовой к любому развитию событий.
-Как Вы могли заметить, заклинание не срабатывает, даже такое простое и безобидное, как Люмос. Теперь Ваш черед, перевидите, пожалуйста, что же там написано? Латынь все-таки не мой конек. - Доркас внимательно смотрела на сундук, пытаясь догадаться, что же хотя бы приблизительно значит надпись? Все-таки у мисс Медоуз было чувство языка, ведь она почти свободно говорит на французском. Но все попытки оставались тщетными, перебирая в голове все известные крылатые фразы, Дора даже на шаг не приблизилась к истине, вся надежда оставалась на мистера Малфоя.
-Ну почему я никогда не учила латынь? А ведь могла бы и задуматься над этим. Хотя какая разница? Думаю, мы сейчас не в том положении, что бы Люциус вешал мне лапшу на уши. Уж зная хоть немного этот древний язык, бьюсь об заклад, что там явно не инструкция по применению, а нечто витиеватое и завуалированное, так что как разница чистокровному, знаю я, или нет? Наверно даже проще будет и мне сказать, вдвоем легче думать над отгадкой.

а вдруг?

LUMOS - Этимология: от лат. lumen – «освещение; свет, светильник».
Заклинание, создающее голубое свечение на конце палочки.

Отредактировано Dorcas Meadowes (2014-04-22 10:29:51)

+2

20

Так и не решившись проверить, действуют ли элементарные заклинания, Люциус вернул палочку во внутренний карман на рукаве сюртука. Это было сложное решение, но, как ни странно, вполне логичное. А холодная и беспристрастная лоика всегда помогала справиться с паническими состояниями.
Медоуз, похоже, слишком любила командовать. По крайней мере, почему-то решила, что имеет право отдавать приказ своему невольному собеседнику. Малфой так не считал. Ему и так вечно приходилось выполнять чьи-нибудь приказы. В Министерстве каждый мнил себя большим начальником. И некоторые (слишком многие, по мнению аристократа) и правда были ими. Они могли отдавать абсурднейшие распоряжения, которые противоречили друг другу чуть более чем полностью, и требовать незамедлительного и качественного выполнения. Не сказать, чтобы Люциус не справлялся с этим, наоборот: где-то выполнял приказ дословно, где-то изменял в деталях, где-то подавал начальству более здравую идею так, чтобы вышестоящие оставались при этом уверены в собственной гениальности. Это давало возможность считаться ценным сотрудником, уверенно продвигаться по карьерной лестнице и при этом чувствовать свое превосходство. Но и очень утомляло в то же время.
Что же потом, его ждал отдых? Ничуть. Вместо этого его ждал Темный лорд, который тоже только и делал, что отдавал приказы. И уж эти должны были выполняться безо всяких отступлений и обсуждений, ибо у милорда была хорошая память на собственные распоряжения. И тяжелая рука.
Поэтому когда теперь еще и орденка решила принять командование парадом, мужчина только скептически поднял бровь и промолчал. Впрочем, девушка, похоже, вскоре поняла свою ошибку, и теперь уже вежливо просила.
- Ничего особенного. Здесь требование заплатить
По понятным причинам он не хотел переводить дословно. Мало ли, что взбредет этой орденке в голову. А Люциус, как уже было верно замечено, сейчас находился не в самом удобном для немагической самозащиты положении.
- Жаль только не указано, на чье имя чек выписывать. Впрочем, можем попробовать разнообразные варианты.
Малфой перехватил сундук удобнее - тяжелый, зараза... - и подошел с ним к колодцу. Судя по надписи на крышке, создатели артефакта оставили возможность расплатиться и традиционным способом, без принесения человеческих жертв, которые предполагали излишний драматизм. Свободной рукой мужчина извлек из кармана мантии золотой галеон и бросил его в колодец. Прислушиваясь к звону, с которым монета, ударяясь о стенки, летела вниз, он старался не задумываться о том, как глупо сейчас выглядит со стороны. Затем попробовал освободить левую руку и осмотрел крышку на предмет появления новых инструкций.

+1

21

Пруэтт ходил взад-вперёд, в сотый раз обходя кусок земли два на два метра, сцепив руки за спиной, потряхивая волшебной палочкой, зажатой в одной из рук, и закусив губу. Изредка останавливаясь, он кидал нервный взгляд то на часы, то в сторону, куда ушла Доркас. На задание они отправились втроём: Доркас, сказавшая, что нервным мальчикам нечего делать возле артефакта, коли всё спокойно, собственно, Пруэтт, которого обозвали нервным, и Сайрус, который к ордену относился достаточно косвенно, но всё же знал о нём, а главное вполне себе положительно относился к Пруэтту, чтобы согласиться оказать ему моральную и не только поддержку вместо Фрэнка, которого вызвали в аврорат именно сегодня. Не то чтобы ожидалась кровавая бойня, да и вообще какие-либо боевые действия, просто спокойнее было отправлять за достаточно важным артефактом троих, нежели кого-то одного. В конце концов, не только Орден склонен к коллекционированию полезных артефактов.
Фабиан, прежде чем Медоуз ушла, уговорился с ней, что спустя тридцать минут её молчания и невозвращения, они с Саем вполне себе уполномочены идти её спасать, вызволять или просто настучать по голове за то, что она тормозит. До конца отпущенного Доре времени оставалось пять минут и Пруэтт замер, вглядываясь в даль. Дора оставила их за холмом на приличном расстоянии от колодца и, честно говоря, ни Пруэтт, ни Бэгнольд ни черта не видели и могли только догадываться, что же задержало соучастницу их маленького преступления. Одёрнув свитер и поправив попытавшиеся раскататься рукава последнего, Пруэтт, чувствовавший себя не совсем уютно без мантии, сунул палочку в специальное крепление на левой руке, на которое предусмотрительно наложил заклинание отвода глаз, и, кинув очередной недовольный взгляд на часы, взорвался потоком слов, решив тем самым закончить свой недолгий обет нервного молчания. - Мерлин её побери, что она там делает?! Танцует победные танцы что ли?! Просто сундук же забрать надо! Чтоб её. Пнув от досады камень и ойкнув в связи с неприятными ощущениями в ноге, Фаб замахал руками и уверенно ткнул указательным пальцем правой руки в сторону, куда ранее ушла девушка. - Всё, идём за ней. И плевать я хотел на её самостоятельность и прочие принципы по жизни. Не могу стоять и ничего не понимать, так к тому же ещё и не видеть! Пруэтт, решив придерживаться принципа "мужик сказал - мужик сделал", поспешил в указанную им ранее сторону. Спустя некоторое время, он наконец-то заметил и колодец, и... фигуры около него. Почему их две?! Махнув Сайрусу рукой, Фабиан ускорил шаг. Решив, что не стоит проявлять неоправданную агрессию, наличие второй фигуры - это, конечно, подозрительно, но вспышек магии заметно не было, Фабиан не стал доставать палочку. Вторым любителем постоять у колодца мог быть и маггл, ведь мог бы? Нет, не мог. Дора не дура, она бы наложила заклинание отвода глаз. Прищурившись, юноша попробовал разглядеть больше деталей, но расстояние не покорялось его пусть и отличному, но далеко не орлиному зрению, так что никакого выбора, кроме как подойти вплотную, всячески стараясь не вызвать подозрения неизвестного, не оставалось.
- Доркас! Прости, что заставили тебя ждать. Пруэтт остановился метрах в пяти от, собственно, Доры и неизвестного блондина, вызывающего у Фабиана чувство тревоги. Последний держал в руках сундук и явно не спешил его отпускать. Перестав разглядывать Малфоя, вспомнив, что это не слишком вежливо, Фабиан улыбнулся Доре, впрочем, взгляд его был серьёзен, да и весь он был слишком напряжённым, чтобы можно было с лёгкостью поверить в его радушие, спокойствие и полную непричастность к происходящему. Сейчас он очень жалел, что не умеет читать мысли, ну или читать по губам и, что он не обладает ещё каким-нибудь хитроумным способом считывать нужную ему информацию, не прибегая при этом к голосу. - Добрый вечер, сэр. Фабиан Пруэтт к вашим услугам. Благодарю вас за то, что вы скрасили ожидание Доркас. Фабиан обратил свой ясный взор на блондина, не забыв перед этим бросить на девушку обвиняющий взгляд, прямо такие орущий: "Куда ты опять вляпалась?!". - Ого, знатный у вас сундук в руках. Любите антиквариат? Фабиан не стал представлять Сайруса, решив, что, возможно, тот не захочет озвучивать свою достаточно известную в народе фамилию - всё-таки быть сыном заместителя министра иногда очень даже не выгодно. - Выглядит тяжёлым, что же вы не поставите его на землю? Оого, и надпись какая-то! Кажется, латынь? Вы извините моё любопытство, просто, как ни удивительно, я тоже интересуюсь старинными вещами. Пруэтт постарался принять менее напряжённую позу и даже улыбнулся вполне себе добродушно. На самом деле ему хотелось не светские беседы вести, а оглушить блондина, забрать сундук и Дору, и свалить уже к Мерлиновой бабушке, но Фабиан, увы, ну или, к счастью, не был дураком, так что пока он пытался разобраться что происходит с помощью обычной не слишком то светской болтовни, раз уж научиться читать мысли не удосужился.

Отредактировано Fabian Prewett (2014-10-01 16:16:12)

+3

22

Сайрус мечтал. Мечтал, сидя на рабочем месте, поздним вечером, скрашивая таким образом оставшиеся до конца смены минуты. Думал парень об идеальном выходном: о паре-тройке-четверке порций огневиски в любимом баре, можно даже и в компании одного только бармена, о вкусном и плотном ужине и блаженной дреме на диване в своей холостяцкой квартирке. И чтобы Киса улегся на живот и, урча, когтями принялся «делать массаж». У Сая даже толстовка специальная была для этого, вся уже в затяжках.
Фантазировать об отдыхе было приятно, даже учитывая тот факт, что, скорее всего, ничему из вышеперечисленного не сбыться. Спецзадание оно на то и спецзадание, чтобы уделять ему повышенное внимание.  И Сай совершенно не ставил себе в вину, что последние полчаса рабочего времени в Аврорате решил посвятить некоторому расслаблению, дабы хоть ненадолго позволить мозгам перестать кипеть.
Бэгнольд заложил руки за голову, откинулся на спинку стула, задрал ноги и скрестил их в лодыжках, закрыл глаза, радуясь, что свет в помещении мягкий… И тут над ним натурально кто-то навис. В первую секунду парень подумал, что это кто-то из начальства, и ему сейчас светит нехилый такой пендюль, но раздавшийся около уха знакомый голос слегка его успокоил. И зря.
Фабиан Пруэтт, друг и соратник, порой собутыльник и несостоявшийся зять, нуждался в некотором, так сказать, содействии со стороны Сайруса. Но, к сожалению, помощь заключалась не в уничтожении пары бутылок виски или пары темных волшебников.
- Да ладно, ребята, вы шутите, - Бэгнольд не удержался от широкого жеста руками, как нельзя более точно выражавшего его реакцию. – Орден? Фрэнк не сможет? Это самая штампованная, предсказуемая и глупая уловка, которую вы двое, - он повертел пальцем, тыкая в Фабиана и место рядом с ним, где мог бы стоять Лонгботтом, - только могли придумать.
Конечно же первое, что аврор подумал, так это что его снова решили затащить в Орден Феникса, либо не поняв окончательность его отказа, либо просто подумав, что Сай кобенится и набивает себе цену. Сходить на орденскую операцию, непосредственно поучаствовать, а там, глядишь, и передумать – неплохой, хотя и банальный, план. Но дальнейший рассказ Пруэтта заставил аврора задвинуть своё недоверие подальше, хотя бы потому, что а) дело касалось какого-то артефакта, б) третьей была Доркас, и именно её предлагалось подстраховать.
До этого времени единственным стоящим и имеющим значение мечом для истинного гриффиндорца Бэгнольда был меч Годрика Гриффиндора. Но, если есть еще какой-то крутой меч, то Сай просто обязан его увидеть. Так или иначе, чаша весов после не очень обстоятельного, но заинтересовавшего Сая рассказа Фабиана, склонилась больше в сторону «за», чем «против».
- Ладно, но только потому, что вы мои друзья, - сурово согласился Бэгнольд.
Главное, чтобы потом приятель не начал как бы невзначай вспоминать, как было весело и намекать на то, что Сайрус вполне может заниматься чем-то подобным почаще. И вот тут понадобится вся сила воли, чтобы настаивать на том, что такое можно проделывать и не будучи членом Ордена.

«Это может быть и в интересах Министерства. Я просто помогу друзьям и погляжу, что это за меч такой. Скорее всего, моя помощь даже не потребуется – Доркас и в одиночку кого угодно на лопатки положит».
Так Бэгнольд убеждал себя, пока выбирал из своего гардероба что-то истинно маггловское. Выбор пал на шерстяной свитер с оленьей головой, который когда-то давно подарила ему бабушка, и тренировочные штаны. Явившись в таком виде на место встречи и увидев, во что одет Пруэтт, Сайрус чуть не психанул. Даже уверения в том, что аврор выглядит как истинный рыбак, совершенно не помогли, и последние двадцать минут Сай терпел крах в попытках преобразовать оленью голову во что-нибудь другое.
Они остались ждать Медоуз за холмом. В этой части деревушки, отдаленной от побережья, было не так ветрено, а слой песка под ногами был не таким толстым, как на пляже, и даже перемежался с островками обычной земли с поросшими на ней пучками травы. Бэгнольд, усевшись около огромного валуна, стащил свитер и разложил его перед собой. Оленья голова исказилась и увеличилась до невероятных размеров. После очередного заклинания нитки поползли по швам. Сай взял одежку за плечи и растянул перед собой на вытянутых руках, уныло глядя сквозь круглую дыру посередине на нервно вышагивающего рядом Фабиана. Ноги друга внезапно остановились прямо перед Бэгнольдом, и Фабс разразился пламенной речью.
- У меня от тебя голова болит, Пруэтт, - беззлобно возвестил сын почти-министра, обреченно вздохнув над испорченным свитером, но всё же натягивая его на себя – было прохладно. – Я превратил оленью голову в дыру. Это верх магии. Слушай, я не думаю, что Дора… - глухо произнес Сай, застряв в вороте. Выдав ругательство, Бэгнольд наконец совладал с одеждой, вытащил свою голову и открыл рот, чтобы продолжить фразу, но Пруэтт уже рванул с места. Парень спрятал палочку в рукав, чтобы в случае необходимости быстро её достать, и поднялся с земли. – А, ладно, идем…
Аврор догнал друга на полпути. Впереди маячил колодец, и двое людей рядом с ним. Одна из фигур бесспорно принадлежала Медоуз, второго участника этой прекрасной картины Сайрус никак не мог опознать, хотя лицо этого блондина казалось ему смутно знакомым. Обычно у Бэгнольда было два предположения, где он мог видеть человека и не запомнить – либо вместе пили, либо в Министерстве. К сожалению, Сай не обладал настолько картографической памятью, чтобы фиксировать все единожды встреченные лица, да и не находил это необходимым.
- Фаб, - еле слышно шикнул аврор, когда приятель поспешил начать разговор с незнакомцем. – Фабиан, - парень цедил сквозь зубы, едва ли раскрывая рот.
Тормознуть диалог не получилось – либо коллега его не слышал, либо не посчитал нужным услышать, так что Сайрус перестал изображать чревовещатель и встал поближе к Доркас.
- Ты в порядке? – шепотом осведомился он у напарницы (Пруэтт своей болтовней отлично заглушал его голос), не поворачиваясь к ней и не сводя взгляд с Фабиана и блондина. Краем глаза Бэгнольд уловил шевеление рядом с собой, что вполне могло сойти за кивок Медоуз.
- Выглядит тяжёлым, что же вы не поставите его на землю? Оого, и надпись какая-то! Кажется, латынь? Вы извините моё любопытство, просто, как ни удивительно, я тоже интересуюсь старинными вещами.
«Ну всё, началось».
- Да, мистер, может, Вам помочь? – любезно спросил Сайрус со своего места. До этого он держал руки крепко сжатыми на груди, а тут вдруг неопределенно взмахнул в сторону сундука, показывая всем желающим дырень посреди свитера. – Что, моль проела, - оправдался на всякий случай Бэгнольд, с невозмутимым видом упирая ладони в бедра. Палочка скользнула вниз из широкого рукава, и парень еле успел поймать её пальцами до того, как она выскочит, и запихнуть подальше внутрь. - Опасное насекомое, знаете ли.

+3

23

Вечер, как это обычно и случается, перестал быть томным именно в тот момент, когда Люциус уже успел продумать несколько возможных линий развития событий и выбрать из них ту, которая, по его мнению, могла бы стать наиболее выигрышной. Но такое смещение сил рушило все возможные планы, заставляя сомневаться в исходе операции. Хотя уже слишком многое заставляло сомневаться. Хотя бы едва светившийся у Доркас Люмос, и то, что пожертвованный колодцу галеон, добавил в ситуацию не больше, чем радостный звон улетающих вникуда денег.
- У вас сегодня на редкость удачная рыбалка, мисс, - негромко заметил он, обращаясь к Доркас. - Целых два друга-рыбака вместо одного. И оба забыли дома удочки.
Конечно, надо было выставлять защиту не только от магглов, но после драки кулаками не машут. Да и кто знает, возможно эти защитные заклинания не сработали бы точно так же, как не работали атакующие. Малфой присмотрелся к прибывшим. Один из них был незнаком, зато во втором он узнал бывшего однокурсника - гриффиндорца или хаффлпафца, вспомнить наверняка не смог - и по совместительству сына почти-министра. Никто в Министерстве ведь и не сомневался, кто именно займет так неожиданно освободившееся кресло. И то, что младший Бэгнольд имел отношение к Ордену Феникса, определенно должно было заинтересовать милорда. Оставалось только донести до него эту мысль и желательно, вместе с артефактом, на который вдруг появилось слишком много желающих. Малфой поставил сундук на край колодца.
- Приятно познакомиться, мистер Пруэтт. Люциус Малфой, - кивнул он новоприбывшему, по понятным причинам не протягивая для приветствия руку. - Да, антиквариат входит в сферу моих интересов. Возможно, раз уж вы тоже интересуетесь такими вещами, вы знаете, что представители моей семьи всегда были известными в узких кругах коллекционерами.
Самому Малфою было очевидно, что он не мог этого знать. Пруэтт мог интересоваться древностями разве что теоретически: едва ли его счет в Гринготтс позволял приобрести какой-нибудь достойный экземпляр. Ну может быть, один за всю свою жизнь. Уже под старость. После того, как его семья заложила бы дом.
Каким образом орденцу в темноте удалось рассмотреть надпись на сундуке, которую и сам Люциус увидел с трудом, было загадкой. Аристократ на всякий случай еще раз взглянул на крышку, чтобы проверить, не светятся ли буквы огнем и не появились ли какие-нибудь новые указания, но не увидел ничего, что стоило бы внимания. Рука тоже не спешила освободиться, и одним из немногих шагов, которые мог измыслить Малфой, было все же воспользоваться вторым предложенным методом оплаты.
Тем временем, Бэгнольд тоже проявил любопытство.
Сколько добровольных помощников, надо же!
Демонстрируя полнейшее безразличие и к своеобразному фасону свитера орденца, и к тому, как ненавязчиво он продемонстрировал палочку в ближайшем доступе, Малфой ответил с самой доброжелательной улыбкой, на которую был способен в таких обстоятельствах:
- Даже не представляю, чем. Мы с мисс Медоуз уже практически пришли к соглашению насчет этой интереснейшей вещи.
Он демонстративно медленно поднес руку к рукаву мантии, давая понять, что собирается достать из внутреннего кармана палочку.
- Да, мистер Пруэтт, вы абсолютно правы, это латынь. Завидую вашему зрению, - извлек палочку и поднес её к крышке сундука и пострадавшей руке, невербально используя простейшее режущее заклинание*. - Я освещу, чтобы вы могли рассмотреть текст. Lumos Maxima**

Пояснения

* в общем, максимально безопасно для себя и незаметно для остальных пытаюсь выполнить инструкции, обозначенные на сундуке.
** свет, в нормальных условиях должен быть яркой вспышкой, здесь - как получится.

+3

24

Как ни удивительно, сундук ожил, тонкая струйка крови тут же впиталась артефактом, а буквы на крышке засветились ярче, словно требуя: "Больше, ещё больше!"

+1

25

На вкус Пруэтта, склонного к игнорированию не менее половины правил поведения, буквально насильно запихнутых в своё время в его голову матушкой, Малфой выглядел, держался, да и говорил так, как это стоило бы делать в условиях бального зал, дам и господ в парадных мантиях, мирно распивающих вино. В условиях же рыбацкой деревушки, близкого соседства с не слишком то аристократичного вида колодцем и огромным старым сундуком в руках он, вместе со всеми своими исключительными манерами, выглядел несколько неуместно, о чём, конечно, Пруэтт не стал говорить вслух, но думал на протяжении всей речи нового знакомого, откровенно отдающей аристократическим снобизмом. Возможно, если бы Фабиан был склонен к переживаниям о собственном положении в обществе и о величине счёта семьи в Гринготтсе, он бы почувствовал себя рядом с Люциусом неловко. Но, к счастью, такой дурной привычки, как лебезить перед представителями более древних и богатых магических родов, а Малфои явно к таким относились, за Пруэттом замечено не было, так что вместо того, чтобы восхищаться блондином, аврор ещё раз осмотрелся, глядя на окрестности глазами не туриста, но аврора, успел разглядеть Дору, которая явно не выглядела пострадавшей, и снова уставился на сундук. Надпись то он, конечно, заметил, а разглядеть толком не мог. Хотя, конечно, он скорее заметил какие то углубления в сундуке, нежели распознал сами буквы, и просто сопоставил известные ему алфавиты с силуэтами предположительно букв, которые силился различить на деревянном изделии в потёмках. Так что восхищение Малфоя его зрением было несколько преувеличенным. Дыру же в свитере Бэгнольда, рыжий юноша сопроводил одиноко поднятой правой бровью и едва различимой улыбкой, но стоит отметить, что, конечно, не без усилий, но всё же воздержался от комментариев. Правда столь оригинальный вид друга взял на заметку, чтобы подколоть его как-нибудь при случае.
Честно говоря, Фабиану совсем не нравилось, что Малфой держал сундук, ни на секунду его не отпуская, как будто бы был приклеен к нему. И вообще явно не жаждал делиться находкой, да и Пруэтту с Бэгнольдом тоже не обрадовался. Вот жадина то. Ситуацию надо было срочно в корне менять, в конце концов, не далёк час, когда сундук откроется или ещё что-нибудь произойдёт, и юный любитель артефактов сможет смыться с мечом, который, Мерлин его побери, ужасно важен для Ордена. Фаб сделал пару шагов в сторону Люциуса, решив, что его действия вполне можно оправдать желанием разглядеть ту самую надпись, которую Малфой собрался подсветить. Впрочем, вместо ожидаемой аврором вспышки света от заклинания блондина, он улицезрел всего лишь слабый свет, едва освещающий поверхность ноши Люциуса, на конце палочки аристократа. Бровь Фабиана самовольно полезла вверх. Это было... странно? Нет, это было очень странно! Пруэтт, стараясь не совершать резких движений, соглашаясь на правила игры в добрые намерения, невзначай предложенной Малфоем, достал палочку. - Честное слово, мы крайне полезные, можем помочь подержать сундук, ну или сотворить побольше света. Lumos! В ответ палочка едва заметно засветилась, невольно повторяя действия палочки Малфоя. - Странно. Accio, камень! Камень даже не шелохнулся в ответ на заклинание Пруэтта. - Ясно-понятно. Фабиан был несколько обескуражен сложившейся ситуацией, но старался не слишком то акцентировать на этом внимание и держаться достойно. Отсутствие магии, что логично, напрягало боевого мага. Но, впрочем, в отсутствии волшебства были свои плюсы: если Фаб не может швыряться заклинаниям, то и соперник не может, а это в какой-то степени залог безопасности.
С едва заметным вздохом убрав палочку, Пруэтт почти вплотную приблизился к сундуку, а следовательно Малфою. Его достаточно средних знаний латинского хватило, чтобы перевести надпись. А слабого света чужой палочки и внимательности юноши хватило на то, чтобы заметить каплю крови, упавшую из ладони Люциуса на сундук, ответивший на жертву загоревшимися буквами. Пруэтт прищурился и напрягся: артефакты, питающиеся кровью, навряд ли можно было назвать безопасными. - Мистер Малфой, вы ранены? Давайте посмотрю. В силу временного отсутствия магии, стоит озаботиться более примитивными способами оказания медицинской помощи. Не волнуйтесь, я проходил обучение. Аврор скорее вежливо, чем радостно, улыбнулся новому знакомому и, сделав шаг, окончательно устранивший между ними дистанцию, потянул руку ценителя артефактом, прижатую к сундуку, на себя. Кто же знал, что в магазине акция и к каждой левой руке Малфоя в подарок идёт тяжёлый сундук? Пруэтт не знал. Так что не ожидавший такого поворота событий, Фабиан, подвергаясь беспощадной силе инерции собственного действия, дёрнулся, отшатываясь, неудачно повернулся и, взмахнув рукой, врезал Люциусу, вынужденному удерживать сундук на весу, предположительно в нос. Впрочем, везунчик-Фабиан задел не только мужчину, но и сундук. Рука в ответ на неуклюжесть Пруэтта отозвалась зудящей болью. - Ауч! О мерлин! Люциус, я вас не травмировал?! Честно говоря, ничего такого аврор не планировал, просто оказался не слишком информированным и чересчур импульсивным. - Кажется, не сломан. Искушённый в травмах носа младший из детей Пруэттов, решил, что Люциус жить будет, а остальное мелочи. Впрочем, всё равно скривился на пару секунд, чувствуя свою вину, и в тоже время надеясь, что Малфой не станет катать рапорты на аврора, разбившего ему нос, а то в этом месяце итак премии не предвиделось. - Сай, иди сюда! Нужна твоя неоценимая помощь профессионала в устранении травм маггловскими способами. Фаб стряхнул капли крови, выступившие на сбитых костяшках, роняя их на сундук, жадно их впитавший, и обернулся на апру секунд к Бэгнольду с Дорой, сделав страшные глаза. Ведь чувствовал же, что сегодня не мой день!- Простите меня, Мерлина ради! Но вы тоже хороши! Что же вы не сказали, что эта безделушка, - Фабиан кивком указал на сундук, топчась на месте и обдумывая с какой стороны лучше подойти к пострадавшему от его рук Малфою: - к вам, в буквальном смысле слова, приросла. Пруэтт перестал метаться и остановился, уперев руки в бока, невольно повторяя любимую позу своей старшей сестры, и стал критически осматривать блондина. - Лучше, конечно, запрокинуть голову. Крови будет меньше.

+2

26

Предоставив другу действовать и вешать блондину лапшу на уши, Бэгнольд держался в стороне, рядом с Дорой. Что необычно, к тому же молча. Аврор смотрел на сундук, на положение рук мужчины, его державшего, и внимательно слушал, готовый в любой момент прицепиться к любому неосторожно сказанному или подозрительному словечку.
Люциус Малфой. Так звали странно знакомого молодого человека, возможную встречу с которым в прошлом Сайрус не смог несколькими минутами ранее воскресить в голове. Да, этот аристократ не подходил ни под одно из двух возможных для Сая вариантов знакомства. Это имя уплыло по волне воспоминаний на несколько лет назад, в ту пору, когда парень ещё учился в Хогвартсе. Если воспитанник дома Гриффиндора не ошибался, то Люциус – их с сестрой одногодка, учившийся на змеином факультете. Теперь понятно, почему светлая, почти белая шевелюра и благородное, но надменное лицо, заставили Сайруса задуматься о возможных пересечениях ранее.
Услышав о том, что Доркас якобы пришла к какому-то соглашению с Малфоем, Бэгнольд не удержался от недоуменного взгляда на девушку, таким образом прося её хотя бы знаком подтвердить правдивость слов мужчины. Сайрусу быстро приелись вежливые до приторности обороты речи бывшего слизеринца, и аврору безумно хотелось порекомендовать Люциусу выражаться попроще, а то ощущение складывалось такое, что они пришли на бал любезностями обменяться, а не поделить содержимое сундука. Флоббер-червю понятно, с какой целью все четверо собрались около этого колодца, так чего ж церемонии разводить? Может, это у них там в высшем свете так принято, сопровождать выстрелы заклятьями извинениями и возгласами о прекрасном внешнем виде противника?
Бэгнольд, конечно, не был уверен на сто процентов, что придется драться за артефакт, все-таки трое на одного, но кто знает, какую фишку на случай форс-мажора и обилия конкурентов приготовил Люциус. Ему явно нужно содержимое сундука – не меньше, чем Ордену. Поэтому Сай, пользуясь преимуществами быстро наступающей темноты, незаметно перехватил палочку поудобнее.
- Lumos, - вслед за Фабианом и Малфоем повторил аврор и непонимающе уставился на едва-едва загоревшийся кончик палочки. Крохотный шарик света задержался на несколько секунд и погас вовсе. Не ладилось с простейшим заклинанием, которое легко удается первокурсникам, и у двух мужчин чуть поодаль. Что-то поглощало магию, иначе странности с палочками было не объяснить, ведь не могли трое взрослых волшебников одновременно растерять способность к колдовству.
Сайрус озадаченно хмыкнул. Ему, за двадцать пять лет жизни привыкшему всегда и во всем пользоваться магией – так уж было заведено в их семье – было в новинку, что палочка в руках стала куском дерева, и от этого он почувствовал себя не в своей тарелке.
Тем временем свет иного рода зажегся невдалеке от Бэгнольда и Медоуз, и исходил он от сундука. Пруэтт немедленно ринулся выяснять, что же произошло, и Сай даже не успел подумать о том, как же ловко приятель успевает везде засунуть свой веснушчатый нос, как Фабиан, громко обещавший Люциусу помощь с какой-то раной, совершил пируэт, достойный бегемота. Аврор был готов поклясться, что слышал хруст, с такой силой рыжий коллега заехал Малфою.
Сайрус крякнул и вздернул гусеницеобразные брови, впервые услышав применяемое к себе определение мастера оказания маггловской первой помощи. В общем-то, ему приходилось прибегать к немагическим способам, но обычно заклинаниями орудовать он уже в тот момент либо просто не мог, либо по понятным причинам боялся. Взгляд Фаба расставил все точки над «i», и Бэгнольд вальяжно подгреб к двум мужчинам и стал чуть позади Люциуса, ровно так, чтобы тот не подумал, что его окружают.
- Нет, Фабиан, - нахмурившись, тоном знатока изрек Сайрус. – Ты не прав. Наоборот. Люциус, не запрокидывайте голову. Кровь по носоглотке потечет в рот и можете наглотаться до рвоты… Надо, чтобы всё вытекло наружу. Наклоняйтесь как можно ниже, мистер Малфой, - и с этими словами Бэгнольд, положив ладонь на затылок блондина, с силой опустил его голову вниз.
Сай ни сказал ни слова неправды, советуя, как остановить кровотечение. Он сам не единожды так спасался, однако сейчас ему совершенно не с руки было помогать Люциусу. Если сундучок питается кровушкой, как самый банальный вампир, так почему бы не покормить его и посмотреть, что получится, раз уж так кстати аристократичный нос чистокровного волшебника оказался совершенно не по-светски разбит.

Отредактировано Cyrus Bagnold (2014-10-02 22:48:00)

+2

27

Сундук тонко намекнул на то, что крови неплохо бы добавить. Со стороны артефакта это была очевидная наглость, которую Люциус, конечно, вполне мог бы оценить по достоинству, если бы речь шла не о его личной крови. С другой стороны, он не мог не отметить, что в отличие от всяческих люмосов, как раз режущее заклинание сработало вполне неплохо. И это было преимуществом, особенно с учетом того, что остальные были пока что не в курсе. Наверно, именно такие вот размышления, на которые тянуло как всегда невовремя, и не позволили Малфою вовремя заметить, что один из прибывших на помощь Медоуз подходит к нему с намерением схватить за руку. И намерение это выполняет и даже перевыполняет, завершая свое триумфальное выступление прицельным ударом в нос.
Очень неаристократично упомянув, может быть даже вслух, Мерлина и его противоестественные отношения с Пруэттом и его родственниками, Люциус уже хотел было проверить, насколько ослабнет здесь действие некоторых непростительных, и сможет ли Фабиан стать первым в истории человеком, пережившим Аваду, но вовремя спохватился: расстановка сил была явно не в его пользу, а загреметь к дементорам за использование смертельного проклятия, тем более, если оно даже не сработает, было бы весьма неприятно. Да и к тому же, были и другие, более законные способы ответить на удар, ну вот хотя бы сундуком по голове. Только момент выбрать удачнее, а не такой, когда ну совершенно неподозрительно еще один орденец заходит дугой за спину. И в самом деле, кто бы мог подумать, что его окружают в такой ситуации! Любому ясно, что это только для того, чтобы удобнее было рассматривать исключительную шотландскую природу.
Едва ли Малфой мог бы сам ответить себе, почему недооценил противника настолько, что дал тому возможность не только зайти за спину, но и приблизиться на расстояние вытянутой руки. Рассчитывал, что тому понадобится больше времени, чтобы напасть? Посчитал Пруэтта более опасным? В любом случае, свою ошибку он понял уже тогда, когда почти уперся разбитым носом в светящуюся надпись с требованием крови на крышке. Если в сундуке действительно был Иммитис, то он вполне оправдывал свое название.
Сколько тебе еще нужно, драклова коробка? Или тебя в кровавом бассейне надо искупать, чтобы ты открылась?
В общем, то, что он попал в крайне невыгодное положение, Люциус сейчас осознавал как никогда ясно. И пока что ему приходил в голову только один способ до полуночи вернуться-таки в Мэнор, возможно еще и с трофеем. Закашлявшись от стекавшей по нёбу крови, он все же смог среди приступа совсем негромко позвать.
- Добби
Домовик появился практически моментально, и пока он с любопытством оглядывался по сторонам, Малфой ухватил его за выдающихся размеров ухо и отдал короткую команду.
- Домой.

.

Появление эльфа согласовано с амс. Чисто теоретически, в следующий момент он должен аппарировать. Практически - ну, надежда умирает последней)

+2

28

Добби в самом деле появился, и даже приготовился аппарировать, только вот внешний артефакт был против. Грянул гром, крышка ларца вздрогнула, и тут кровь носом хлынула у каждого, оказавшегося в непосредственной близи ларца. Он пил, наконец, крышка поддалась и распахнулась, представляя глазам присутствующих невероятной красоты меч.
На внутренней стороне ларца было написано: "рука в обмен на свободу". Далеко с ларцом не уйти, с ним - не трансгресисровать. Выбор невелик. Магическая защита возникла вокруг Люциуса и ларца, предоставляя ему решить эту задачу самому. Лёгкое желтоватое свечение обрисовывало преграду, возникшую между им и аврорами с домовиком. Преграда слабела. Малфою надо было решить: жертвует ли он своей рукой, или же на это решатся господа авроры, когда защиты не станет вовсе.

+2

29

Пруэтт сопроводил действия Бэгнольда взглядом полным удивления. Ему и в голову не пришло поспособствовать подобным образом вытеканию крови из Малфоя на сундук, но, немного поразмышляв буквально над страдающим Малфоем, только что не впечатанным Саем вместе со своим многострадальным носом в крышку сундука, решил, что в общем, ему план друга понравился, в связи с чем заулыбался, сверкая налево и направо белизной своих зубов и показал другу большой палец. Впрочем всё, что происходило дальше заметно подпортило настроение рыжему, в момент убрав улыбку с его лица. Жестокая реальность решила в очередной раз напомнить юноше, что сегодня не его день.
Пруэтт, честно говоря, не расслышал, что там пробормотал Люциус, прерываясь на кашель, но быстро сообразил, что аристократ хотел сделать, улицезрев лопоухого домовика, с интересом разглядывающего как авроров, так и своего, видимо, хозяина. Фабиан опешил на секунду от наглости и в какой-то степени гениальности Малфоя, но быстро оправившись, в буквальном смысле слова, зарычал и бросился к мужчине, надеясь успеть ухватиться за него до того, как он аппарирует.  - Не уйдёшь! Кажется, его слова потерялись на фоне непонятно откуда взявшегося грома, но сам аврор на это внимания не обратил. Гораздо больше выкрутасов погоды  его волновал тот факт, что антиаппарационный барьер ни Дора, ни они с Саем, конечно же, не поставили. Правда, это было сделано скорее потому, что сами они в случае непредвиденных обстоятельств планировали дать дёру ровно тем же способом, который пытался использовать предприимчивый аристократ. Впрочем, непредвиденными обстоятельствами в условиях событий последней пары часов можно назвать буквально всё. Юноша был настолько увлечён своим желанием не дать сбежать местному злодею, что даже не обратил должного внимания на пошедшую кровь носом, решив, что с этим он разберётся чуть позже.
Но, к счастью или не очень, не только Фабиан решил, что как-то невежливо уходить со званного вечера так рано. Так что не в меру агрессивный и решительно настроенный Пруэтт, вместо того чтобы ухватиться за одежду блондина, всем телом смачно так ударился о возникшую вокруг Малфоя и сундука магическую стену и взвыл. - Вашу ж Мерлинову бабушку, так её переэтак! Дальнейшая речь осевшего на землю аврора, пытающегося вдохнуть сквозь стиснутые зубы, была малоразборчива и крайне не лицеприятна для виноватых в печалях Пруэтта. Аврор искренне надеялся, что пока он слегка не в форме, Бэгнольд что-нибудь придумает и обязательно сделает, и что защита всё-таки принадлежит сундуку, а не Люциусу, резко восстановившему своё магическое могущество. - Чтоб вас всех с вашими артефактами... С полузадушенным стоном, едва оправившийся от встречи с магической стеной, вытирая тыльной стороной ладони кровь, стекающую ручейком из веснушчатого носа, рыжий поднялся, слегка запрокидывая голову, так чтобы всё видеть, и обнимая себя левой рукой, зло поглядел в сторону блондина, вполне справедливо обвиняя его в своих злоключениях. Впрочем аристократ не выглядел счастливым или воодушевлённым в связи с бедами рыжего, скорее наоборот. И это, даже несмотря на внезапно открывшийся сундук. Подозрительный типчик. Ну хоть ларец открылся!
Аврор уставился на меч, разглядывая артефакт взглядом восхищённого мальчишки, присвистнул и немедленно прокомментировал увиденное. - Сай, ты видишь ту же красоту, что и я? Я хочу себе такую игрушку. Хочу-хочу-хочу!  Поконючив немного, Пруэтт перевёл глаза выше, уставившись уже на крышку сундука, и присвистнул ещё раз. - Экая у вас кровожадная коробочка то, мистер Малфой. Вы не стесняйтесь, мы вам если что подсобим, ручку перебинтуем, ну или вторую для верности отрубим. Фабиан ухмыльнулся, потирая рёбра, которые ныли и мешали обычно доброму юноше проявить сочувствие по отношение к незадачливому блондину, у которого день явно был хуже, чем у Пруэтта.
- Слушай, - Пруэтт обратился к Бэгнольду, повернув голову к другу, но не выпуская из поля зрения не в меру предприимчивого блондина: - Мне кажется, защита меркнет, вон, видишь? Аврор подивился собственной наблюдательности и ткнул пальцем куда-то на уровне собственных глаз в пространство вокруг Малфоя. - Надо бы не упустить нашего нового друга, он меня ещё не простил,- и уже обращаясь к Малфою: - Да, Мистер Малфой? Пруэтт решил, что надо бы перестать ёрничать и заняться делом, ну хоть каким-нибудь. Хотя что делать он решительно не понимал. Тут его задумчивый взгляд упал на Добби, который вполне мог послужить портключом для Люциуса. И его осенило: с лопоухим явно надо было что-то делать. - Сай, у нас две проблемы. Сундук и его вкусовые предпочтения, и, собственно, вот то лопоухое чудо. Надо бы не допустить побега. Пруэтт кинул в сторону домовика многозначительный взгляд и состроил последнему страшную рожу. Он, в общем-то, и не надеялся, что домовик испугается и в страхе убежит, но, как говорится, хоть душу отвёл. - Есть ли у вас идеи, рядовой? Фабиан, отпустив всё же свои многострадальные рёбра и освободив тем самым вторую руку, обошёл Люциуса кругом и остановился напротив Сайруса, доставая из крепления палочку. Задумчиво разглядывая блондина, Пруэтт расставил ноги, обретая максимально устойчивое положение, шмыгнул носом и ещё раз вытер его рукой, держащей палочку. Мельком глянув на собственную кровь, Фабиан выпрямился, потянулся, разминая спину, и устало вздохнул. Пару минут он постоял молча, помахивая палочкой из стороны в сторону, покусывая нижнюю губу и задумчиво разглядывая представшую перед ним картину, отчаянно стараясь ничего не упустить. - Мистер Малфой, кажется, время на исходе. Пруэтт перекинул палочку из одной руки в другую и, не скрывая всей печальности и безнадёжности собственного вздоха, снова убрал её в чехол, решив, что она навряд ли внезапно стала полезной. В связи с последним умозаключением, склонный к переигрыванию Фаб не преминул демонстративно размять кулаки и шею. Ну и для полноты картины подмигнул блондину, как-то не по-Пруэттовски кровожадно ухмыляясь. А вы что хотели? Мальчику выходной испортили!

Отредактировано Fabian Prewett (2014-10-04 08:34:00)

+3

30

Не сказать, чтобы Сайрус был в восторге от того, что ему приходится удерживать волшебника как нашкодившего котенка за шкирку и тыкать носом в лужу, то бишь в ларец. Он ожидал, что Люциус станет сопротивляться – все-таки парни начали применять совсем уж негуманные методы, действуя, как шайка хулиганов, издевающихся над более слабым противником и уповающая на численный перевес. Однако, что-то должно было измениться, ведь артефакт требовал платы в виде крови, и Бэгнольд видел, как капли стекают с носа и подбородка Малфоя и капают на крышку. «Давай же», - мысленно торопил аврор, зная, что носовое кровотечение не такое уж обильное и продолжительное, учитывая к тому же, что Фабс расквасил нос блондину вполне прозаичным способом, без всякой магии.
Малфой что-то негромко пробурчал, и около компании трех волшебников, сгрудившихся у ларца, возникло лопоухое, большеглазое существо, за которое Люциус сразу ухватился.
- Эй! – только и выдал возмущенный Сайрус, прежде чем его пятерня, до сих пор покоившаяся на затылке волшебника, завибрировала, и неведомой силой ладонь сначала отсоединилась от волос блондина, а потом руку как будто волной отшвырнуло назад.
Бэгнольд не понял, что такое произошло, и какую магию использовал Люциус. Повинуясь инстинктам, парень размахнулся, поджал губы и хотел было хорошенько наподдать противнику, как вдруг его крепко сжатый кулак впечатался в мгновенно образовавшийся вокруг аристократа и артефакта купол.
Выпучив от боли глаза, Сайрус закусил нижнюю губу, зажмурился и согнулся пополам, прижимая травмированный кулак к животу. Аврор не сразу заметил, что во рту у него поселился солоновато-металлический привкус, а под носом тепло и мокро. Здоровой рукой проведя по лицу, парень недовольно уставился на ржаво-красные в вечернем свете потеки. Ларец оказался не дурак – пустил кровь всем присутствующим. Дора чуть поодаль тоже вытиралась, отплевываясь. Она, возможно, отделалась чуть легче, чем парни, из-за того, что расстояние между ней и артефактом было больше.
Фабс сидел на песке и матерился. Сайрус, разозленный случившимся, поднял небольшой продолговатый камешек из-под ног и в сердцах бросил в защитный купол, сопроводив жест совершенно неприличным выкриком:
- Да василиска тебе в кишки, что за хрень!?
Он хотел риторически воззвать к справедливости и вопросить уже у Фабиана, как он теперь будет работать с вывихнутым запястьем, но сдержался, так как ларец, до сей поры сохранявший партизанское упрямство, наконец раскрылся и явил присутствующим свое содержимое. Сайрус, привлеченный зрелищем, на секунду отвлекся от пыхтения, и сделал шаг вперед, дабы лучше разглядеть меч. Под ногами Бэгнольда что-то пискнуло и завозилось, но меч, конечно, был куда важнее, чем несчастный домовик, которого нечаянно задел аврор.
Да, артефакт того стоил. Хотя бы из-за своей красоты, своей холодной привлекательности, потоков силы, что исходили от блестящего лезвия и филигранной рукояти. Несколько десятков миллилитров крови за возможность лицезреть эту уникальную вещь – не такая уж большая плата. Но что он попросит за возможность им обладать?
- Да, я вижу это, - подтвердил Сай, отступая и серьезно глядя на Малфоя, который, вроде бы, тоже вникал в смысл нового послания ларца. – Только мне руку жалко. Я и так её уже вывихнул. А вы что думаете, Люциус? Так ли сильно вы хотите обладать этим сокровищем? – последний вопрос прозвучал с едва скрытой издевкой. Не надо было быть асом в физиогномике, чтобы понять, что аристократ находится в некотором замешательстве. Ещё бы, выбор не из простых. Либо ты рубишь себе руку, пока ларец дал тебе на некоторое время защитный купол, либо жалеешь отдать конечность, но и артефакт в таком случае упускаешь - орденцы же отберут. Да и не факт, что и в этом случае с рукой останешься. Да, как-то не очень гладко все складывалось для Люциуса Малфоя, и Бэгнольду не хотелось бы оказаться сейчас на его месте.
- Меркнет, - кивнул Сайрус, оглядывая защитное поле вокруг волшебника и замечая, что купол слабеет и гаснет одновременно по всей площади. – Времени мало. Артефакт не будет ждать вечность, - коварно проговорил аврор. – Ничего, Люциус, - успокаивающе обратился к блондину парень и хохотнул, - если что, в зубах унесешь.
Конечно, беспрепятственное исчезновение Малфоя с артефактом в придачу – хоть в зубах, хоть в заднице – аврорами не предусматривалось. Если понадобится, они будут прыгать за ним по аппарационному следу. Только бы этот домовик, удивительно не стремящийся помогать хозяину, не спутал им все карты…
- Да, рядовой, - отчеканил Сайрус, - разделимся.
Фабиан явно выбрал себе в жертву Люциуса – у них за это недолгое время уже нарисовались свои счеты. Бэгнольду же достался Добби, к которому парень не испытывал совершенно никакой неприязни, но которого необходимо было обезвредить. Глянув на Доркас, которая знаком показала, что постарается что-нибудь сделать со своего места – как Сай понял, навести какое-то заклинание, которое в случае чего помешает Малфою сбежать – аврор обратил внимание на домовика, ползавшего на коленках в песке и практически не глядящего на волшебников. Видимо, несчастному эльфу неслабо прилетело из-за этого ларца, его, считай, выкинуло за пределы купола мощным выбросом энергии, ведь он стоял совсем рядом с Люциусом.
Сайрус потряс всё ещё болевшей рукой, опускаясь на одно колено и хлюпая носом. Кровь шла уже не так сильно, но во рту было противно, а нос едва дышал. По-простецки высморкавшись, парень утерся рукавом и так уже напрочь испорченного свитера и глянул на Добби. Домовик, немного очухавшийся, сторонился аврора. Испуганно прижав уши и распахнув глаза-блюдца так, что они, казалось, сейчас выкатятся из глазниц, эльф переводил взгляд с Бэгнольда на Фабиана и Малфоя. Сложив тонкие ручки на том месте, где у всех остальных по идее должен быть живот, существо теребило не слишком чистую простынку, повязанную на манер тоги.
- Эй, - позвал Сай тихонько. – Прости, что я на тебя наступил, - примирительно начал парень, но тут Добби ещё больше раскрыл глазищи, хотя, казалось бы, куда уж больше, и с рыданиями бросился плашмя на песок.
Опешивший Бэгнольд растерянно моргнул.
- Ты чего? – пробубнил он, протягивая руку, но опасаясь дотронуться до бьющегося в истерике эльфа. – Парень… Существо… Друг… Ээээ… Чувак, - Сай никак не мог подобрать подходящее обращение, и с каждым новым словом Добби всё больше расстраивался и даже начал колотить кулачками по песку, разбрызгивая вокруг себя вихри песчинок.
- Да прекрати ты! – рявкнул аврор. Видите ли, он совершенно не умел обращаться с домовиками, поскольку в их доме слуг никогда не было, а в Хогвартсе маленькие служители оставались невидимыми. Единственное, что Сайрус знал о них точно, так это то, что эти волшебные создания обладают своей собственной магией. И сейчас ему казалось, что это магия оглушать всех своим криком.
Добби чуть затих, стал прочищать огромные глаза и Сай заметил, что домовик украдкой поглядывает сквозь пальцы на его свитер, точнее, на дыру в нем. Ещё разок шмыгнув носом, бывший гриффиндорец произнес:
- Нравится? – он тыкнул пальцем себя в грудь. – У тебя тоже классная… Ээээ… Простынка.
Это явно было лишним. Добби, двинув себя в глаз, подорвался и бросился в сторону своего хозяина. Защита становилась всё бледнее, и у Малфоя, доберись сейчас до него слуга, была бы прекрасная возможность трансгрессировать с пляжа вместе с ларцом и мечом, и решить проблему извлечения в более безопасном месте. Так что Сайрус, прыжком, достойным регбиста, едва не пропахав окровавленным носом землю, настиг эльфа-домовика и прижал его, удерживая руками.
- Делай что-нибудь, Фабс! – крикнул Бэгнольд, пытаясь не упустить вырывающегося и извивающегося Добби. – Домовик больно прыткий!

+3


Вы здесь » AQUILONEM: SAUDADE » SONORUS » Книга II, Глава III. Часть II. Слабое звено [завершен].


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC